РИЖСКИЙ МОДЕРН — АРХИТЕКТУРНЫЙ СПЕКТАКЛЬ: ПЕРВЫЙ АКТ…

В двухмерной плоскости стены разыгрывается Архитектурно-скульптурный спектакль на мифологическую тему. Есть три главных героя — Аполлон, Артемида и Пан (спутник Диониса). Есть хор, что, как положено хору, лица прячет за театральными масками. Аполлон — выражение покоя и порядка. Дионис — «взрывчатое буйство»: «чудовищный ужас» и «блаженный восторг». Хотите разобраться в сути? Читайте сочинения Н..

Нынешние исследователи Рижского модерна пишут: "Архитектура являлась частным хобби высокопоставленного чиновника". Недопустимое искажение неопровержимых фактов!
Нынешние исследователи Рижского модерна пишут:
«Архитектура являлась частным хобби высокопоставленного чиновника».
Недопустимое искажение неопровержимых фактов!

Михаил Осипович Эйзенштейн закончил Санкт-Петербургский Институт Гражданских Инженеров имп. Николая I (ИГИ) — тот самый институт, что в 1993 году стал СПбГАСУ — Санкт-Петербургским Государственным Архитектурно-Строительным Институтом. ИГИ выпускал архитекторов-инженеров, в отличие от Императорской Академии художеств, готовившей архитекторов-художников. В пору, когда вся строительная система требовала инженерной реорганизации, первое учебное заведение было новаторским, второе — традиционно-ограничивавшим специалистов рамками академизма.

Разделение давало себя знать на учебном уровне. Практическая деятельность показывала, что закончившие ИГИ становились архитекторами-художниками, выпускники Академии — новаторами-инженерами.

Во всяком случае, для Эйзенштейна занятие архитектурой не могло быть ни «частным хобби», ни «побочным бизнесом» — только профессиональной деятельностью, к которой он был весьма подготовлен, как свидетельствует о том диплом с отличием. Именно благодаря профессионализму, а никак иначе, его творения смогли стать и остаются «визитной карточкой Рижского модерна».

В Ригу архитектор приехал в 1893 году. Через какое-то время он занял ответственный пост в Прибалтийском ведомстве, связанном с управлением государственным имуществом. Вскоре перспективный выпускник ИГИ получил новое назначение — на должность директора Департамента путей сообщения Лифляндской городской управы. В 1915 году Эйзенштейн получил чин действительного статского советника. В 1916 году был возведен в потомственное дворянское достоинство Российской Империи.

Блистательная карьера позволила досужим знатокам глумиться над профессиональной деятельностью архитектора. Знатокам нашего времени, потому что, известно, современники Модерн не отторгали: чувствовали в Новом что-то свое…

Рига. Большой доходный дом по улице Альберта, 13,  поворачивающий на улицу Стрелков. Арх. М.О. Эйзенштейн. 1904. Фото Марины Бреслав
Рига. Большой доходный дом по улице Альберта, 13,
поворачивающий на улицу Стрелков. Арх. М.О. Эйзенштейн. 1904.
Фото Марины Бреслав

Структура дома проста и строга: соответствует решениям зданий в стиле неоренессанса. Композиция фасада поддается исчислению… Ордер большой — на два этажа. Включает в себя две трехчетвертные колонны, две пилястры, фланкированные плоскими лопатками, уподобленными стелам. Выше карниза — мансардный этаж пониженной высоты. Ордер стоит на двухэтажном подиуме, усиленном массивным рустом. Правда, на самом верху — не треугольные, а фигурные фронтоны, но структурного принципа они не меняют.

Убедились в простоте и строгости фасада?
Тогда начнем разглядывать детали…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Завершие центральной части фасада по улице Альберта. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Завершие центральной части фасада по улице Альберта.
Фото Марины Бреслав

Две центральные колонны с крепованным карнизом над ними. Мансардный этаж с фигурками. Трехступенчатый фронтон. Все чрезвычайно декорировано.
«Один лик Аполлона под крышей чего стоит»!

Не будем с выводами спешить. Рассмотрим каждый элемент
завершия в отдельности, двигаясь сверху вниз…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Завершие фигурного фронтона. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Завершие фигурного фронтона.
Фото Марины Бреслав

Прием, характерный для творчества архитектора, демонстрируется в моем показе первый раз. Вглядитесь…

Набор механических деталей становится рыцарем в шлеме,
двумя какими-то звериками, играющими в мяч,
узорчатым орнаментом в центре.

Архитектор — фантаст? Несомненно…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Композиция в тимпане фронтона. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Композиция в тимпане фронтона.
Фото Марины Бреслав
В перспективном овоиде (уходящем в глубину) — лико Аполлона, источающего Семь мощных лучей Света. По периметру — рама из набора механических деталей, становящихся орнаментом.

В Модерне изысканный декор возникает обычно за счет стилизации растений. Здесь нечто иное — эстетизация механических деталей. Шутники-оппозиционеры радуются: чего еще ждать от инженера-путейца! Я тоже делаю такой перенос, но в положительном смысле. Эйзенштейн часы работы в Департаменте не отбывал. Все для него было взаимосвязано и полно глубинных смыслов.

Для архитекторов-студентов было бы недурно ставить задачу: превратить одно (техническое) явление в другое (художественное) по своему назначению и воздействию. Но поздно: мое преподавательское время минуло.

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Верхний - мансардный - этаж здания. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Верхний — мансардный — этаж здания.
Фото Марины Бреслав

В уровне мансардного этажа прогуливается девочка-подросток. На головке цветы. В руках — два цветка подсолнуха, обративших головки к солнцу. На передничке — тоже цветок: солнечный. Девчушку, похожую на Гретхен, в прогулке сопровождают две собачки…

Жизнь в розовом цвете задалась?
Больше — свершившимся счастьем стала…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Капитель колонны, поддерживающей блок из четырех кронштейнов. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Капитель колонны, поддерживающей блок из четырех кронштейнов.
Фото Марины Бреслав

Композиция капители бесконечно затейлива еще и тем, что использует классические элементы коринфского ордера: абаку, усища аканта. На мой взгляд, то, что мы видим на этой фотографии, — некий «архитектурный сюрреализм». Он возникает из-за сочетания механических деталей в целое по законам художественной гармонии: соподчиненности, уравновешенности, соразмерности, а не однозначной функциональности.

Сочетание технического и художественного рождает образ, которому можно придать любое содержание за счет намеков на что-то желаемое. Все преображается…

Зачем? Для чего? С какой целью?
ВО ИМЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ТВОРЧЕСКОЙ СВОБОДЫ,
СТРЕМЛЕНИЕ К КОТОРОЙ ОТЛИЧАЕТ МОДЕРН…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Поворот здания с улицы Альберта на улицу Стрелков. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Поворот здания с улицы Альберта на улицу Стрелков.
Фото Марины Бреслав

Поворот здания с улицы Альберта на улицу Стрелков — круглый, заглубленный. Вынос аттикового этажа за уровень карниза превращает скругление в башню — поворотную по отношению к двум плоским фасадам-крыльям. Это эффектное решение делает массивный дом динамичным…

Опять что-то снимается во имя чего-то. Чего?
Преодоления косности материи за счет художественного начала, что свойственно всем стилям, не только Модерну…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Горельеф, украшающий аттиковый этаж Круглой башни. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Горельеф, украшающий аттиковый этаж Круглой башни.
Фото Марины Бреслав

На аттике изображены две летящие Славы, чтобы подчеркнуть радость жизни в розовом цвете. Кто-то в намерениях архитектора сомневается?

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Горельеф справа и слева от Круглой башни на уровне второго этажа дома. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Горельеф справа и слева от Круглой башни на уровне второго этажа дома.
Фото Марины Бреслав

Павлин — древнейший солнечный символ, связанный с культом Дерева и Солнца. И еще: связан павлин с Пэоном — учеником бога медицины Эскулапа, превзошедшим в искусстве врачевания своего учителя (сына Аполлона).

Символизирует бессмертие, долголетие, любовь. Естественный символ звезд на небе и, как следствие, вознесения на Небеса и бессмертия. Связан с бурей, поскольку павлин становится беспокоен перед дождем, а его танец во время дождя отражает символику спирали. Веер из павлиньих перьев — символ сострадания.

Первоначально павлин — атрибут Пана: бога лесов и рощ, веселого спутника бога Диониса. Затем богиня Гера превратила его в символ звездного свода. Точки-кружочки, разбросанные Герой по хвосту павлина, назывались глазами всевидящего Аргуса — многоглазого великана, неусыпного стража Мироздания.

Для Дома Счастья павлин — атрибут непременный…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Центральный ризалит фасада по улице Стрелков. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Центральный ризалит фасада по улице Стрелков.
Фото Марины Бреслав

В силу каких-то причин (уже неясных) этот ризалит значительно богаче декорирован в сравнении с фасадом по улице Альберта.

Сохраняются две трехчетвертные колонны в центре, две девичьи фигурки на мансардном этаже, трехступенчатый фигурный фронтон над ними.

Плоские стеллы справа и слева от колонн приобретают мощную пластическую разработку. Внизу — объемные театральные маски. Над ними — тиары конусообразные с расширением кверху и веерообразным антаблементом. На них, в уровне мансардного этажа, установлены два круглых эркера, увенчанных пирамидальными завершиями. К чему подобное нагромождение, ведь чрезмерность — не свидетельство красоты?

Рассмотрим центральный ризалит по улице Стрелков во всех возможных подробностях, опять двигаясь сверху вниз…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Пирамидальное завершие полукруглого эркера на мансардном этаже. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Пирамидальное завершие полукруглого эркера на мансардном этаже.
Фото Марины Бреслав

Что-то меня чрезвычайно беспокоит, как первый симптом боли. По-моему, ощущение это вызывают не пирамидальные завершия, а стреловидные шипы, которыми они прорастают.

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Пластическая разработка стеллы ризалита по улице Стрелков. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Пластическая разработка стеллы ризалита по улице Стрелков.
Фото Марины Бреслав

Внизу — театральная маска, увенчанная тиарой — древним персидским головным убором в форме усеченного конуса.
Есть несколько тиар, например, папская корона. У всех тиар — общее символическое значение: утверждение владычества того, кто ее носит, над тем, что ему принадлежит в силу каких-то причин — военных завоеваний, светских или церковных установлений.

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Горельеф на правой тиаре ризалита с изображением Пана. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Горельеф на правой тиаре ризалита с изображением Пана.
Фото Марины Бреслав

Когда родился Пан, мать его нимфа Дриопа, взглянув на сына, в ужасе обратилась в бегство. Он родился с козлиными ногам, рогами и с длинной бородой. Но отец его — Гермес — обрадовался рождению сына, взял его на руки и отнес на Олимп. Все боги радовались рождению Пана и смеялись, глядя на него.

Пан не остался жить на Олимпе, ушел в тенистые леса, в горы. Там он пас стада, играя на звучной свирели. Лишь только жители лесные — нимфы и сатиры — услышат чудные звуки свирели Пана, как толпами бегут к нему, окружают его, и вскоре веселый хоровод движется по зеленой уединенной долине.

Когда же наступает жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладный грот и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана: он вспыльчив и может в гневе наслать тяжелый давящий сон или, неожиданно появившись, испугать потревожившего его путника. Наконец, может он вызвать Панический страх, когда человек опрометью бросается бежать, не разбирая дороги, через леса, через горы, по краю пропастей, не замечая, что бегство ежеминутно грозит ему гибелью. Случалось, что Пан целым войскам внушал подобный страх, и они обращались в бегство.

Пан подносит свирель к губам. Какая музыка сейчас польется?
Та, что вызовет желание петь и танцевать?
Или ввергнет всех в страх — Панический?

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Горельеф на левой тиаре ризалита с изображением Артемиды. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Горельеф на левой тиаре ризалита с изображением Артемиды.
Фото Марины Бреслав

Говорят, что когда Артемиде было три года, она сидела на коленях у Зевса и тот спросил ее, какой подарок она желала бы получить. Артемида ответила: «Обещай дать мне вечную девственность, столько же имен, как у моего брата, лук и стрелы, обязанность приносить свет, шестьдесят океанид, чтобы они составляли мою свиту, двадцать нимф, которые будут кормить моих охотничьих собак, когда я не на охоте, и все горы в мире; а еще дай мне город, какой пожелаешь, чтобы меня чтили в нем превыше всех богов».

Зевс исполнил все ее желания. Имен она имела не меньше, чем ее брат-близнец Аполлон, а может быть, и больше. Ее называли «Охотницей», «Стрелолюбивой», «Златострельной», была даже Артемида Болотная! Лук и стрелы ей изготовили циклопы в кузнице Гефеста, и две своих первых стрелы она пустила в деревья, третью в животное, четвертую – в город нечестивых, не знающих справедливости людей. Эфес – город Артемиды, где почитали только ее — не Аполлона.

Артемида соперничала с Аполлоном. И что?
Лико Аполлона — во фронтоне ризалита.
Изображение Артемиды — на одном уровне с богом Паном.
Артемида в споре с Аполлоном не победила —
Аполлон в споре с Артемидой остался победителем…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Рыдающая театральная маска - в скорби исходящая. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Рыдающая театральная маска — в скорби исходящая.
Фото Марины Бреслав

И у вас возникло ощущение, что мы смотрим Архитектурно-скульптурный спектакль на мифологическую тему? В Спектакле три главных героя — Аполлон, Артемида и Пан (спутник бога Диониса). Есть хор, что, как положено древнегреческому хору, лица свои прячет за театральными масками.

Суть Спектакля — борьба «аполлонического и дионисийского начал». Тема эта, сформулированная немецким философом Фридрихом Ницше, очень интересовала творческих людей в пору Модерна.

Аполлон — выражение покоя и порядка. Дионис — его противоположность. Если первый — «полное чувство меры, самоограничение, свобода от диких порывов, мудрый покой»,
то второй — «избыток, нарушение всякой меры, безмерное, взрывчатое буйство».

Аполлон воплощает принцип индивидуализма, он — божественный образ этого принципа, «в жестах и взорах которого с нами говорит вся великая радость и мудрость «иллюзии», вместе со всей ее красотой».

Дионис символизирует ужас и восторг: «чудовищный ужас», охватывающий человека, усомнившегося в формах познания явлений, и «блаженный восторг, поднимающийся из недр человека и даже природы», когда «разбиты все неподвижные враждебные границы, установленные между людьми нуждой, произволом и «дерзкой модой»…

Отчего рыдает хор? Для бытия и художественного творчества «аполлоническое начало» — идеал, «дионисическое» — реальность.
Значит, Реальность от разрушительных сил не спасти —
значит, от разрушительных сил не спасти Реальность.

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Декор второго этажа, над которым установлен Большой ордер. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Декор второго этажа, над которым установлен Большой ордер.
Фото Марины Бреслав

«Аполлонический» образ мира возникает в сновидениях, иллюзиях, грезах. Говорят о том оба — и Ницше, и архитектор.

«Дионисический» порождается демоническими силами.
Он подобен образам, вызванным состоянием опьянения,
а потому это — мир иррациональных смыслов и понятий.

Через человека-творца, по Ницше, проявляются противоположные образы мира, обусловливающие наличие в культуре двух начал: «аполлонического» и «дионисического».

«Дионисического начала» не победить,
ибо движение культуры возможно лишь при двойственности. Борьба между противоположными началами непрестанна. Периодически наступающее примирение мгновенно.

Мгновенно, как художественная жизнь Дома в розовом цвете. В поставленном на его стене Спектакле хор о чем-то громко кричал, но криков его никто не услышал, сочтя автора дома «сумасшедшим пирожником».

Реализовал себя Дом в художественном смысле? Нет — да. Да — нет. Стрелка часов качается — жизнь продолжается…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Декор нижних этажей. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Декор нижних этажей.
Фото Марины Бреслав

То — Ангел жизни? То — Ангел смерти?
То — королевна? Или колдунья лесная, связывающая узлом косы?
Или Лунная дева, что не может выйти из оцепенения?
Пусть спит: наше незнание, непонимание, неведение —
гарантия, что ее сна ничто не потревожит…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Декор нижних этажей. Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Декор нижних этажей.
Фото Марины Бреслав

Какая цветочная гирлянда может сравниться в красоте своей с этой плетенкой, что, несомненно, жива и полна тайных смыслов?

Это — украшение древних инков?
Это — рисунки, используемые в шаманских ритуалах?
Это — что-то мистическое, магическое…
Маятники с гирьками качаются — круги вращаются:
Жизнь на месте не стоит — продолжается…

Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904. Главный портал дома номер 13... Фото Марины Бреслав
Рига. Доходный дом. Улица Альберта, 13. Арх. М. О. Эйзенштейн. 1904.
Главный портал дома номер 13…
Фото Марины Бреслав

Число «13» в европейской культуре считается несчастливым. Боязнь числа «13» называется трискаидекафобией. Есть параскаведекатриафобия или фриггатрискаидекафобия — болезненный страх перед пятницей 13-го числа.

Дом под номером 13 нельзя пропустить — в городе возникнет путаница. Но, зная, что число «12» — символ гармонии, можно было дать Дому в розовом цвете номер «12 + 1» — и Конец света не грянул бы…

21

Оставить комментарий: