Благодарное слово о мифе

БЛАГОДАРНОЕ СЛОВО О МИФЕ

Вступая в возвышенно-прекрасный мир Архитектуры, нам предстоит разработать методологическую проблему, чтобы получить в результате ответ на сложнейший вопрос — как рассказать о Первичных элементах архитектурной формы тем, кто не ставит своей целью овладеть архитектурной профессией. Прежде всего, как рассказать о «геометрической триаде»: Точке, Линиях, Плоскостях, что становятся Объемом. Отправная посылка такова…
В АРХИТЕКТУРЕ ЗАПЕЧАТЛЕНО
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЛЮДЕЙ О МИРОЗДАНИИ.
ЗНАЧИТ,
РЕЧЬ ОБ АРХИТЕКТУРНОЙ КОМПОЗИЦИИ

СЛЕДУЕТ НАЧИНАТЬ
С КОСМОГОНИЧЕСКОЙ KAPTИНЫ,
ЧTO ЗАПЕЧАТЛЕНА В МИФАХ.

В петербургском случае, МИФ — единственная «точка опоры», встав на которую, можно раскрыть глубинное содержание художественной темы и художественных образов города особого, история которого есть непрерывное зависание над разломом Бытия — Небытия.

Да, Петербург — «явление пограничное»: родившееся на границе двух эпох, чтобы совершить спасительный прыжок над пропастью, преобразив Россию, и вновь ввергнуться в следующий временной разлом.

Без МИФА, при столь свойственной истории города мистификации (погруженности в таинство), не обойтись, ибо… По словам великого знатока мифологии Якова Эммануиловича Голосовкера…

«МИФ — ПОЗНАННАЯ ТАЙНА БЫТИЯ
И НЕЧТО ПРЕДУГАДАННОЕ В НЁМ».

Каким МИФОМ лучше всего воспользоваться? Несомненно, исходная космогоническая картина должна быть свободна от точной привязки к мировоззрению того или иного народа, того или иного времени. Причину разъясняет пример. Так, привязка к библейской концепции Сотворения мира потребует свести художественную тему, воплощенную в Петербурге, к библейской трактовке Бытия. Применительно к Петербургской судьбе, в которой столь очевидно действие дохристианских (языческих) представлений, свобода исходной концепции принципиальна: Петербург — Город Мира, значит, в нем воплощены идеи, образы и судьбы всего Мира.

Немаловажная причина, исключающая возможность прямого
заимствования какого бы то ни было мифологического сюжета,
заключается и в том, что…

В истории Петербурга воплощен свой космогонический миф.
В мифе этом, многие тайны которого раскрыты поэтами,
рожденными петербургской культурой, действуют местные и,
одновременно, общечеловеческие «герои»…

Видит издевательско-насмешливые сны ВЕЧНОСТЬ.
ПУСТЫНЯ-ПУСТОТА следит-приглядывает за всем происходящим
своими мертвыми глазами, в которых затаился вопрос:
«БЫТЬ ПЕТЕРБУРГУ ПУСТУ ИЛИ НЕ БЫТЬ?!»
И напрягаются в бесконечном противостоянии две БЕЗДНЫ
— НЕБА, куда устремлены помыслы петербуржцев,
— МОРЯ, бурлящего в их неверии и вседозволенности…
И ХАОС начинает шевелиться…
И заглушают шумы ГАРМОНИИ ВСЕЛЕНСКОЙ голоса,
что звучат в городе, верою в нее созданном…

При подобной мифологической насыщенности, космогония,
исходная для постижения смыслов Петербургской образности,
должна быть сводно-свободной, а также рассказывающей о том,
каким был рождающийся Мир во ВСЕЛЕНСКОЙ ГЕОМЕТРИИ своей.

Миф — «точка опоры». Геометрия — «точка схода»,
в которой не могут не сойтись две параллели:
Архитектурно-композиционная и Петербурговедческая.

Древнейших воззрений, позволяющих построить
подобную космогоническую картину, немало:
все самые ранние, все самые разные мифы ведут речь
об устройстве Мироздания во Времени и Пространстве.

В древнейших мифах описано, как «геометрическая триада»
творит Мир. ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО ТОЧКА занимается
организационными проблемами Мироустройства.
ГЛАВНЫЕ ЛИНИИ (КООРДИНАТЫ) и ПЛОСКОСТИ
определяют ИЗНАЧАЛЬНЫЕ ОБЪЕМЫ МИРОЗДАНИЯ
или АБСОЛЮТНЫЕ, СОВЕРШЕННЫЕ, ИДЕАЛЬНЫЕ ПРАФОРМЫ.

Именно таким — абсолютным, совершенным, идеальным,
и должно быть все, что создано Богами,
по мнению мудрецов, выведывавших у Вселенной ее тайны.
Не правда ли, светится ясно связь «первобытных» воззрений
с теми представлениями, что стали Петербургской трагедией?
И какая связь!

Абсолютное совершенство, Идеал недостижимы в жизни
земной, уже потому что люди — не Боги.
А люди — все о том же: не могут не мериться силой с Богами.
И Петербург — не о другом: обещает стать
«Парадизом на Неве», подобным Небесному Раю…

Не имеет большого значения то обстоятельство,
что между временем создания древнейших мифов и событиями,
недавно произошедшими на Неве, протекли тысячелетия.
То — не срок для Вечности, заставившей теперь уже россиян
в очередной раз заняться поиском ответов на вечные вопросы!

Моя задача — в сводно-свободной форме изложить ту космогоническую картину,
что наполнит мировоззренческим содержанием выстраиваемую параллель между
праисторией Невских земель и Архитектурно-композиционной системой,
неотделимой от Геометрии Вселенских Первоначал. Если так…

Нам предстоит погружение во временные глубины,
где прячутся истоки всего того, что стало потом.

Нам предстоит восхождение на высоты абстрагирования,
с которых раскрываются великие смыслы всего того,
что, казалось бы, так суетно, обыденно, обыкновенно.

О, космогонический миф, в твоей власти —
быть или не быть: постичь или не постичь художественные тайны
Прекрасного града на Неве,
О, КОСМОГОНИЧЕСКИЙ МИФ…