Глава 4. Представление истории Петербурга через «Волны времени», что застывают на берегах Невы чередой «Архитектурных стилей»

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ИСТОРИИ ПЕТЕРБУРГА
ЧЕРЕЗ «ВОЛНЫ ВРЕМЕНИ»,
ЧТО ЗАСТЫВАЮТ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
ЧЕРЕДОЙ «АРХИТЕКТУРНЫХ СТИЛЕЙ»

Не полагаясь во всем и вся на хронологию, с самых первых занятий я начинаю знакомить детей с образами Времени: «Рекой времен» из Державинских вирш, «Птицей Времени» из «Слова о полку Игореве». Образы эти им понятны, убеждаюсь я постоянно, потому что в генетической памяти детей тщательно хранятся исходные, мифологические, представления.

Игра на песчаном берегу Заячьего острова показывает, что общечеловеческий опыт закрепил в генетической памяти детей представление о том, что Город и Река неотрывны друг от друга. В ходе экскурсии я задаю детям вопрос: «Что такое река в жизни людей?». Непременно возникнет и этот ответ: «Река — красавица, в водах которой отражаются города». Главный для дальнейшего постижения Петербургской истории ответ я даю сама…

Реки позволяют вести счет Времени. Это — особый счет:
природный, естественный, в согласие с которым люди
приводят свои жизни. Очень давно, я уже рассказывала
вам о том на Заячьем острове, люди увидели в Реке образ
Времени, что течет, как волны — без остановки, и никак не истекает.
Мы узнаем многое из того, что Нева унесла с собой в Море.

Так извлекаются из детской чрезвычайно восприимчивой памяти сказанные когда-то слова и повисают в воздухе, чтобы при рассмотрении истории города воплотиться в определенном знании-понимании- чувстве…

РЕКИ — Величайшие силы в Мире людей. Они могут все,
если люди верят в силу и правду Природы.
Без веры Реки сначала мутнеют, потом засыхают.
А вместе с ними прекращает наполняться событиями
История человеческого рода, потому что Реки,
как Время, должны течь-течь-течь, не истекая…

Подобными представлениями я пользуюсь при изложении пра-истории Невских земель и Прекрасного града. И не только. «Волнообразна» рисуемая мною Временная модель событий, произошедших в Невской дельте. Провожу горизонтальную линию: то — «временная ось», задающая ход «пра-исторического» Времени. По «оси», в ритме тысячелетий, бежит «волна» или, как хотите, «солнечная дорожка». Верхняя «волна» — «светлый путь», который, так думали древние мудрецы, проделывает Солнце в безграничности Неба. Нижняя «волна» — «темный путь», который проделывает Солнце в пучине Моря.

Жизнь всего, что есть на свете белом, так думали древние мудрецы, подчинена тому же закону. Взлет — падение, снова взлет — снова падение и так далее, без конца. Общечеловеческий опыт уверяет, они правы во всем — эти древние мудрецы. Значит, такой же, по сути и форме своей, думаю я, должна быть Временная модель событий, составляющих историю Прекрасного града на Неве…

«Временная ось» ведет счет природного Времени: один Петербургский век, другой, третий. По оси бегут «волны», непрерывность движения которых свидетельствует: ничто не появляется само по себе и сразу, все последующее рождается из предыдущего и в несколько ином виде его повторяет-разрабатывает. Это — Правда Бытия. Есть еще одна Правда: временные интервалы (длины «волн»), определяющие ход Событийной истории, необходимо задавать иначе — следуя не природным законам солнечного движения (тысячелетия, века, годы), а исходя из внутренних, коренных преобразований, происходящих в Мире людей. Событийная история — не Бытийная…

В течение полутора веков ход Времени в Российско-Петербургской истории соотносился со сменой царствований. А потому, вполне правомерно называть временные периоды, как принято, по имени императора или императрицы: Петрово время (Петра I Великого), Елизаветинское время (Елизаветы Петровны — «дщери Петровой»),. Екатерининское время (Екатерины II Великой), Александровское время (Александра I Павловича), Николаевское время (Николая I Павловича). После Николая I связь истории Российской с императорами Российскими размывается…

Остается оговорить, какие изменения должна фиксировать ВРЕМЕННАЯ МОДЕЛЬ РОССИЙСКО-ПЕТЕРБУРГСКОЙ КУЛЬТУРЫ. Все учителя, излагая историю Петербурга, пользуются двумя великими понятиями — «стиль жизни» и «стиль архитектуры». Понятиями различными и взаимообусловленными, потому что…

Течение Времени в Событийной истории наиболее полно
проявляет себя в изменении «стиля жизни» —
выборе поведения согласно определенному мировоззрению.
Течение Времени в Событийной истории наиболее полно
запечатлевает себя в смене «стиля архитектуры» —
материализации определенного мировоззрения.

Взаимосвязь между «стилем жизни» и «архитектурным стилем»
всеобща, непреодолима, разоблачительна для того и другого.
«Стиль жизни» ~ заказчик по отношению к Архитектуре.
«Стиль архитектуры» по отношению к «стилю жизни» — среда,
определяющая человеческое мироощущение и поведение.

Соответственно, справедливо увязывать течение Времени
со сменой царствований и «больших архитектурных стилей»,
в которых дают себя знать общественные изменения в жизни
Петербургской России…

XVIII век — первая четверть XIX века:
Петровское, Елизаветинское барокко,
Екатерининский, Александровский классицизм.

Следующие три четверти XIX века:
Николаевский ампир, Стилизации, Эклектика.

XX век в истории России:
Модерн, Конструктивизм и прочее,
Неоампир, Функционализм, нынешний Постмодерн.

В графическом выражении смена «стилей» выглядит так…

Здесь «вертикальные стили» (Классицизм, Эклектика, Конструктивизм, Функционализм) — системо-преобразующие: возникающие как отрицание предыдущих основ и жизни, и архитектуры. Здесь «горизонтальные стили» — системо-придержащие: возникающие как утверждение достигнутого и в жизни, и в архитектуре.

Здесь верхние, «горизонтальные стили» (Барокко, Модерн, Постмодерн) строятся на приоритете воображения. Они сугубо индивидуальны и бесконечно разнообразны. Здесь нижние, «горизонтальные стили» (Ампир, Неоампир) строятся на приоритете нормы, канона. Они — носители Всеобщего начала, имперского по социальной и художественной сути своей.

Временная модель дает оптимистично-пессимистичную информацию о нынешнем времени. Мы не сойдем с «солнечной дорожки» исторического развития. Напротив, выбравшись из диктата «сталинского неоампира» с помощью «архитектуры стекла и железобетона», мы входим в фазу «постмодернизма» (стилистической изобразительности). Отдышавшись в ней, опять ринемся в поиск нормы и канона, обещающего Новое счастье, по-прежнему, всем и навсегда.

Детям я всего этого, конечно же, не рассказываю. Не рассказываю я детям о падении человеческого духа в Бездну. Речь веду только об устремленности человеческого духа в небо, запечатленной в планиметрии и архитектуре Санкт-Петербурга XVIII — первой четверти XIX веков. Бездна из Петербургской истории, правда, всегда проглядывает, но сама, без нашего застывания на трагедийной проблематике.

Отправившись в «ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НЕВЕ— РЕКЕ ВРЕМЕНИ»,
я сосредотачиваю внимание детей на движении «волн времени»
— «стилей жизни», запечатленных в «стилях архитектуры».

Одна «волна времени» — один «архитектурный стиль»,
другая «волна» — другой «стиль», третья — третий…

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ИСТОРИИ ПЕТЕРБУРГА

ЧЕРЕЗ «ВОЛНЫ ВРЕМЕНИ»,
ЧТО ЗАСТЫВАЮТ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
ЧЕРЕДОЙ «АРХИТЕКТУРНЫХ СТИЛЕЙ»,

ЧРЕЗВЫЧАЙНО СОЗИДАТЕЛЬНО ДЛЯ СТАНОВЛЕНИЯ ДУШИ.

ОНО ПОЗВОЛЯЕТ ПОНЯТЬ, ПОЧЕМУ И КАК

В СМЕНЕ УМОНАСТРОЕНИЙ И НОРМ ПОВЕДЕНИЯ —
«СТИЛЕЙ ЖИЗНИ»,
ДВИЖЕТСЯ ВРЕМЯ СОБЫТИЙНОЙ ИСТОРИИ.

ОНО ПОЗВОЛЯЕТ, УЛАВЛИВАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ

В СМЕНЕ «АРХИТЕКТУРНЫХ СТИЛЕЙ»,

ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ В ПРОШЛОМ ГОРОДА И СТРАНЫ.

ОНО ПОЗВОЛЯЕТ, РАСКРЫВАЯ СМЫСЛ «ЯЗЫКА»,
НА КОТОРОМ ГОВОРЯТ С ЛЮДЬМИ «АРХИТЕКТУРНЫЕ СТИЛИ»,

НАПОЛНИТЬ ГОРОД ХУДОЖЕСТВЕННЫМ СОДЕРЖАНИЕМ…

Как наполнить?..