Глава 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЭСТЕТИКИ

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЭСТЕТИКИ
(анализ одноименного сюжета из «Уроков Эстетики для ежиков»)

Цель занятия:
ввести детей 5-6 лет (и старше)
в русло проблем СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ОБЛАСТИ ЗНАНИЯ,
в данном случае ~ ЭСТЕТИКИ.

Как рассказать детям об Эстетике- задаю себе я вопрос и возникает цепь ответов, порождающих все новые и новые вопросы…

Область знания, умения, с которой нужно познакомить
маленьких детей, должна быть чем-то близкой им.
Что может быть общего между Эстетикой и гурьбой детишек?..
Эстетика тоже взяла и появилась однажды на белом свете.
Не было ничего, не было и вдруг — родилась Эстетика!

Естественней следующий вопрос — когда это могло случиться?! Нет сомнений, что случилось это давно — в те времена, когда действовал уже знакомый детям, так называемый, пещерный человек. Почувствовали? Сказка о пещерном человеке требует продолжения. Особого продолжения, что позволило бы решить определенную задачу: незаметно-ненавязчиво ввести детей в область эстетического знания. Я начинаю фантазировать, в вымысле обнажая последовательность тех действий, что очерчивают особость ПРЕДМЕТА ЭСТЕТИКИ.

1. Пещерный человек, издавший Первый клич восторга,
постепенно научился из звуков выстраивать со-звучия.
Так возникли слова, имеющие определенный смысл,
произносимые с определенной целью.

2. Научившись говорить, человек получил возможность
давать имена всему-всему, что есть на белом свете.
Детям предлагается назвать предметы, находящиеся в
комнате: стулья, столы, шкафы, полки, люстра…

3. Назвав все, что можно увидеть, услышать,
человек решил присмотреться, прислушаться к самому себе
и дать названия собственным ощущениям (чувствам).
Возникло множество совсем новых слов.
Каких? Холод, жара, голод, радость, горе… — называют дети.

4. Постепенно начали возникать, будто сами собою,
совершенно особые слова — фантастические:
обозначающие что-то такое, что, несомненно, существует,
но, по сю пору никто так и не исчерпал их содержания.

Детям предлагается назвать несколько неисчерпаемо-содержа­тельных слов, то-есть категорий — понятий высшего уровня обобщения. Они думают. После того, как кто-нибудь один произносит первое слово, перечень становится довольно длинным: Добро, Зло, Правда, Ложь, Слава, Позор, Прекрасное, Безобразное…

Откуда им могут быть известны подобные представления? То дает знать о себе генетическая память. В работе с детьми очень часто приходится удивляться тому, сколь открыты глубинные пласты их души, памяти, сознания. В традиционно-дидактической работе с детьми эти пласты, оставаясь невостребованными, глохнут под тяжестью запоминания знания разрозненного, ничем с их жизнью не связанного — «голого» и «пустого».

5. Подвожу итог: вы правы, друзья мои, подобных слов много.
Одно из самых фантастических понятий — КРАСОТА.
Размышлением, что это такое, и занята ЭСТЕТИКА.

Следующая задача, что стоит передо мной, — познакомить детей с ФИЛОСОФОМ: человеком, размышляющим о Сущности Бытия в попытке постичь Непостижимое. Или проще — познакомить с тем человеком, который любит мудрствовать: думать о Высоком.

Способ включения в новую тему — тот же: соединение с тем, что близко детям. Очень действенен в подобной ситуации вопрос, который любят задавать взрослые, потому что дети любят на этот вопрос отвечать: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?». Дети с готовностью делятся своими планами на будущее, взрослым остается присоединить к перечисленным ими деятельностям еще одну — занятие философией.

Первый философ, с которым следует познакомить детей, должен «стать им родным» — запомниться на всю жизнь. Мне кажется, нет лучшей кандидатуры, чем великий философ Древней Эллады Сократ. У него забавная, легко запоминающаяся, внешность. Он подарил людям множество с виду простых истин. И, главное, он заплатил жизнью за право свободно мыслить. Судьба Сократа вызывает со-переживание, заставляя воспринимать его печальную кончину как произошедшую лично с теми, кто знакомится с философом. Со-переживание провоцирует на определенный вопрос — опасный…

Я не могу удержаться и вопрос этот задаю: «Какое решение должен был принять Сократ: отречься от своих идей или умереть?». Генетическая память маленьких, ясноглазых детей срабатывает мгновенно и они отвечают убежденно: «Умереть!».

Из этой убежденности вытарчивают две страшные Кривды. Первая извечное для русской истории небрежение к человеку и человеческой жизни. Вторая Кривда — однозначная идеологизированность нашего недавнего прошлого: «Идея — все, человек — ничто», в лучшем случае «винтик в машине», предназначенной для воплощения Идеи. И начинаю я тяжелый разговор с детьми малолетними…

  • Жизнь так прекрасна, и без того мгновенна, разве можно с такой безрассудностью от нее отказаться?..
  • Нужно, предатель жить не должен!
  • Жизнь идей бесконечна, так как человеку не дано узнать Последнюю истину. Может быть, Сократ, действительно, в чем-то ошибался и, отказавшись от заблуждений, он лишь приблизился бы к этой Последней истине?..
  • Нет, отказаться от своих убеждений, что струсить!
  • У Сократа было много учеников, очень любивших своего Учителя. Один из них, Платон, стал потом не менее великим философом Древней Эллады. Так вот Платон после смерти Сократа пришел в такое отчаянье, что чуть сам не умер…
  • Нет, отказа от идей ученики не простили бы Сократу.

Не добившись, чтобы даже тень сомнения возникла в детских душах, я перевожу разговор в другое русло: ЦЕННОСТИ СВОБОДЫ и единственно доступного человеку БЕССМЕРТИЯ.

Для таких людей, как Сократ, жить — свободно мыслить.
Эти замечательные люди — герои и жертвы
высокого стремления к постижению самого непостижимого:
ИСТИНЫ — ДОБРА — КРАСОТЫ.
Такие люди бессмертны, потому что ПУТЬ ПОСТИЖЕНИЯ
НЕПОСТИЖИМОГО БЕСКОНЕЧЕН и все, кем-то когда-то открытое
на этом пути, имеет непреходящую ценность.
Значит, Сократ по сю пору ведет свой неспешный разговор
со всеми, кто хочет понять, что такое ИСТИНА — ДОБРО — КРАСОТА.

На этом заключении я заканчиваю первую часть беседы об Эстетике. Вторая часть начинается с того, что я провоцирую детей на возмущение, сообщив им, что… наука Эстетика насчитывает огромное множество огромных томов, наполненных размышлениями философов о Красоте…

Я рисую страшную картину: если сейчас откроется дверь и войдут люди, толкающие перед собой тележки, нагруженные книгами, то за целый день мы так и не дождемся последнего из них. «Ужас! Мама! Не хочу!» — говорят дети: «Детства не хватит, чтобы все это прочесть!». Скажете, педагогически-неверный ход, отбивающий охоту к чтению? Не думаю. И по двум причинам.

Нельзя знать все обо всем. Более того, установка на многознание приводит к возникновению самых различных, но одинаково отрица­тельных, эмоций. Например, появляется нервозность из-за малости своих возможностей в сравнении с бесконечностью того, что нужно знать. Мне приходилось нередко наблюдать, как мои слушательницы, осваивающие новое для всех Петербурговедение, впадают в такое, достаточно неприятное, состояние. У детей, чаще всего, возникает иная реакция — апатия и лень, так как, старайся не старайся, моря не вычерпать.

Вторая причина. Предмет у науки Эстетики — особый: чувства. Многознание в подобной области иссушает чувства. Здесь самый лучший источник знания — собственное переживание. К тому же… Я высказываю установку, с которой дети соглашаются всем сердцем…

Жизнь Сократа нас учит:

ПРЕОДОЛЕВАТЬ НЕВЕДЕНИЕ человек должен только сам,
ставя перед собой множество неразрешимых вопросов
и стараясь ответить на них, не кривя душою.

Согласны? «О, да», — отвечают дети. После этого, я рассказываю им, на какие вопросы мы будем искать ответы, устраивая философские поединки меж «ежами-мудрецами». Мы постараемся в совместных усилиях разобраться, что такое ВООБРАЖЕНИЕ и ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ЧУВСТВА, что такое ПРЕКРАСНОЕ и что такое БЕЗОБРАЗНОЕ, может ли быть КРАСИВЫМ ЗЛО и во многом-многом другом мы постараемся разобраться. Вперед?!

Тогда, до новой встречи…