Воспоминание-Петергоф под белым-белым снегом…

Фотографии Нижнего парка Жени Ярославцевой. Тишина, Холод, Сон... Очнитесь - в сон не погружайтесь: Зима заберет к себе...
Фотографии Нижнего парка Жени Ярославцевой.
Тишина, Холод, Сон… Очнитесь — в сон не погружайтесь:
Зима заберет к себе…
Кто же ездит зимой в царство фонтанов — Петергоф?!

Мои друзья — москвичи из «Нового Акрополя» — любители неожиданных впечатлений. Действительно, состояние «Золотого царства» оказалось столь неожиданным, что сам собою возник альбом в подарок тем, кто не подозревает, что чудо может затаиться, исчезнуть чудо не способно никогда.

Фотографии Нижнего парка Жени Ярославцевой. Пустота, Тишина, Глубинные оси - что может быть более завораживающим...
Фотографии Нижнего парка Жени Ярославцевой. Пустота, Тишина, Глубинные оси — что может быть более завораживающим…

Слышите, снег скрипит под ногами?
Сейчас он заговорит?
О чем? Только о своем…

Верхний сад Большого Петергофского дворца Фотографии с 3 по 18 выполнены Мариной Бреслав.
Верхний сад Большого Петергофского дворца
Фотографии с 3 по 18 выполнены Мариной Бреслав.

Зима… Все спит в ожидании нового пробуждения.
Небо в снегу отражается.
Снег, став голубым, с Небом сливается.

Верхний сад Большого Петергофского дворца. Фонтан "Нептун"
Верхний сад Большого Петергофского дворца. Фонтан «Нептун»

Наездники на гиппокампах — морских конях — молча кричат.
Детишки, как им положено, с дельфинами играют.
Нептун свою гордыню тешит: думает, что именно он —
Бог морей — Временем управляет.

Верхний сад Большого Петергофского дворца. "Павильон под орлом" и "Нептун".
Верхний сад Большого Петергофского дворца.
«Павильон под орлом» и «Нептун».

Нептун ошибается…
В Верхнем саду Временем управляет не он,
а граф Растрелли…

Верхний сад Большого Петергофского дворца.  На дальнем плане - "Павильон под орлом"...
Верхний сад Большого Петергофского дворца.
На дальнем плане — «Павильон под орлом»…
Верхний сад и зимой пребывает во власти Гармонии:
соотнесенности, уравновешенности, соподчиненности.
Благодаря уравновешенности Неба и Земли,
соразмеренности частиц и частей
само собой возникает переживание Тишины,
в бело-голубых снегах становящейся очистительной.
Верхний сад Большого Петергофского дворца.  На дальнем плане - Церковный павильон...
Верхний сад Большого Петергофского дворца.
На дальнем плане — Церковный павильон…

Под воздействием Тишины из Сада уходит все суетное,
мучительное. Душа оживает и в себя вбирает
музыку Растреллиевой архитектуры,
что обычно звучит в храме…

Большой Петергофский дворец. Церковный павильон. Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. Церковный павильон.
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Вот он — «Павильон под орлом» — во всей своей праздничной яви. «Юпка», украшенная гирляндами. Просветный барабан — «талия» танцующей на балу прекрасной дамы. Пышный «бюст» и маленькая «головка» на длинной «шейке», украшенная только гербом-орлом и императорской короной.

О, императрица Елисавет!
О, архитектор-фантаст — Растрелли…

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Вы замечали, что у орла — три головы, три пары крыльев? Это сделано затем,чтобы с четырех сторон обзора был виден Российский герб. То — внимание к оптическим иллюзиям, очень многое обещающим.

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Павильон — не простое архитектурное сооружение: то — написанный на архитектурном языке философский трактат о взаимоотношении Вечности и мгновения.

Обыденный опыт людей утверждает: мгновение преходяще. Нет-нет — возражает Растеллиев «трактат»: сейчас текущее мгновение имеет бесконечную длительность. Золотой орел с трепещущими от напряжения крыльями взлетел над земной сферой или приземлился? Ни то — ни другое: он уже приземлился и еще не взлетел. Разрыв между тем, что уже началось и еще не закончилось, — остановка в течении Времени, впускающая в Верхний сад Вечность.

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Напоминает золотая главка цветочный бутон, что вот-вот и раскроется? Не волнуйтесь, ничего подобного не произойдет, потому что порыв лепестков главки-бутона уравновешен напряжением валика с листьями. Уравновешенность сил утверждает: и в жизни не
может быть никаких трагедий, горя, слез… Только счастье нас ждет впереди, господа! Улыбайтесь…

Золотой орнамент на барабане застыл или течет? Закройте глаза — течет. Откройте — застыл. Навсегда? Нет, всего лишь на мгновение, чтобы снова течь и застывать, даря людям сказку о бесконечном Времени течении, что с собою несет букеты цветов золотых — не увядающих, не стареющих…

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

В гирлянде, украшающей «юпку»-кровлю, воплощен апофеоз Временной бесконечности -быстротечности. Мерный ход листьев вниз-вперед, затем легкий всплеск усилий под напором изогнутой кровли и снова вверх-назад к началу нового движения — нового скольжения.

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Повтор одного и того же — иллюзия движения!
И философия эта — утопия, мечта, самообман!!
Не шумите… Не шумите… О, помолчите… Помолчите…
Вслушайтесь в ритм мерного движения,
что водных струй течения…

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Капля — мгновение, капля — мгновение, капля — мгновение…
Пдчиняясь «Колесу Времени» или «Солнечной круговерти»,
их движение становятся вечным — движением бесконечным.

Нет начала… Значит, нет и конца.
Есть лишь вечный праздник самодвижения.
Капля — мгновение, капля — мгновение, капля — мгновение…
Жизнь прекрасна здесь-сейчас. Не нужны изменения.

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Мы здесь. Мы есть. И это — счастье…
Поверили фантасту Растрелли,
воплотившему в золотых дворцах
мечту о Счастье, что неизменно?

Золотое кружение… Золотые мгновения…
Мы — тени. Мы — дивные тени.

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Годы идут. Уходят поколения.
Их тени в Верхнем саду живут.
Танцуют под звуки Растреллиевых песнопений.
Будьте счастливы, господа. Всегда. Всегда. Всегда….

Большой Петергофский дворец. "Павильон под орлом". Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы
Большой Петергофский дворец. «Павильон под орлом».
Арх. Франческо Бартоломео Растрелли. 1745-1755 годы

Золотая раковина (таких у нас еще не было)
каждому в подарок от Верхнего сада,
от Растреллиевых дивных творений…

Фотографии Нижнего парка Жени Ярославцевой. На террасе, напоминающей о Литориновом море пытается успокоиться "Павильон под орлом". Не волнуйся, нет ничего тебя прекраснее...
Фотографии Нижнего парка Жени Ярославцевой.
На террасе, напоминающей о Литориновом море пытается успокоиться «Павильон под орлом». Не волнуйся, нет ничего тебя прекраснее…
Фото дворца на террасе Жени Ярославцевой,  для которой Петергоф - не все, но, думаю я, самое главное в жизни...
Фото дворца на террасе Жени Ярославцевой,
для которой Петергоф — не все, но, думаю я, самое главное в жизни…

Петергофский садово-парковый ансамбль пребывает на грани возможного: еще чуть-чуть и он погрузится в полный ночной мрак и никто не будет знать, что Петергоф и зимой трудится — готовится к лету, когда «белые белые снеги» превратятся в хрустальные струи, что взметнутся в Небо, славя бесконечно текущие капли-мгновения…

Ждем? Ну, конечно…

Leave a Reply