Рижский модерн: Архитектурный спектакль: Акт пятый

В древнегреческой трагедии — 5 актов. У Эйзенштейна 5 зданий, за счет чрезмерной декоративности превращаемых в Спектакли, содержание которых можно с фасада «считывать». «Абракадаброй» назвал поклонник Модерна декор фасада, дав повод рассмотреть Пятый акт Архитектурного спектакля под углом зрения мистического содержания данного — очень не простого — понятия. Эйзенштейн

В древнегреческой трагедии — 5 актов. У Эйзенштейна 5 зданий, за счет чрезмерной декоративности превращаемых в Спектакли, содержание которых можно с фасада «считывать». Эйзенштейн-сын в своем «Дневнике» пишет…

«Мой отец — архитектор. И о нем вспоминаю чертежами, лекалами, синьками, рейсшинами, транспортирами и рейсфедерами. Но никак не записными книжками. Наследственности в области записных книжек у меня нет.

Находился я в Риге действительно довольно долго, но не потому, что мне там особенно нравилось. А потому, что папенька там служили старшим инженером по дорожной части Лифляндской губернии и занимались обширной архитектурно-строительной практикой. Число построенных папенькой в Риге домов достигло, кажется, пятидесяти трех. И есть целая улица, застроенная бешеным “стиль-модерном”, которым увлекался мой дорогой родитель. [Называлась] на двух рижских языках: Альбертовская улица — Albertstrasse».

Зданий Эйзенштейна-отца в Риге значительно меньше. И однако, трудно представить, как за 5 лет можно такое число домов запроектировать и построить. Невообразимо…

Рига
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

Что-то заставляет меня привести суждение об этом доме досужего ценителя Рижского модерна… «В заключении – дом №4 на улице Стрелниеку (Strēlnieku iela), где находится Рижская экономическая школа. Изначально он был спроектирован Эйзенштейном как школьное здание и распахнул свои двери в 1905 году. Это уже не модерн – это сплошная абракадабра, чем только не украшенная – почти безумное буйство скульптурных элементов – греческие воины в бельэтаже, атланты на крыше, женщины с венками роз в мифических лодках… Этот дом можно вполне считать закатом работы Эйзенштена в стиле модерн, уходящим, к тому времени, уже в историю архитектуры». Сведения не все точны. Вопрос тревожит: можно ли отнести декор дома к «абракадабре».

Кстати, «абракадабра» — магическое слово. Впервые упоминается в конце II века н. э. в медицинском трактате De Medicina Praecepta Самоника, врача императора Септимия Севера для лечения сенной лихорадки. Чтобы слово это стало заклинанием, предлагалось написать его столбиком на дощечке 11 раз, последнюю букву каждый раз отсекая. В результате должен получиться треугольник (проверьте). Постепенное укорачивание этого слова уничтожает силу злого духа, и больной, надевая амулет, должен постепенно выздоравливать. Абракадабра в качестве заклинания использовалось и в Средние века.

Одна из версий происхождения слова основана на его созвучии с фразами на иудейском арамейском языке: avda kedavra, «что было сказано, должно быть сделано», и avra kedavra с приблизительным переводом «что сказано, должно свершиться».

Изучаем фасад дома внимательно…

Рига
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

К счастью, дом удалось сфотографировать целиком, а значит, можно наглядно описать структуру фасада, с чего мы обычно начинаем рассматривать содержание очередного Спектакля. В данном случае — его Пятого акта.

Видим… Все, что существует в двухмерной плоскости стены, подчинено диктату зеркально-осевой симметрии. В других фасадах серединное место занимал центральный ризалит. Здесь его нет — есть две трехчетвертные колонны Большого ордера. Они «держат» — обозначают — центр, уже потому что больше нигде их нет. Нет в других местах и приставленных к колоннам фигур дев с венками. По центру же расположен вход в здание — один: не дублируемый, как раньше.

Справа и слева от Центральной оси два ризалита стоят, сильно крепованные — выдвинутые относительно основной стены. Каждый ризалит завершен башней с титанами. Между ризалитами — три ряда окон. С краев к ризалитам примыкает еще по одному ряду окон.

Основных этажей в здании пять. Пятый этаж задвинут относительно основного карниза — превращен в мансардный. Башни высотой в еще один этаж. Восхождение к башням начинает полуподвальный этаж или цокольный.

Все, пожалуй…

Рига
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

Главные роди в спектакле исполняют Девы. Две и две Девы из боковых пилонов ризалитов на ладьях выплывают в уровне четвертого этажа. Еще две Девы с венками у центральных колонн стоят на уровне третьего. Два и два атланта размещены у башен на уровне аттика. Как положено, держат небо над головой, а потому в непосредственных событиях, происходящих в Спектакле, участия не могут принимать. Просто стоят. Остальной декор — не персонифицированный: орнаментальный.

По-моему, так…

Рига
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Девы на ладьях, выплывающие из боковых пилястр ризалитов
на уровне четвертого этажа

Даю большое укрупнение, чтобы рассмотреть подробности…

Капители колонн и пилястр составлены из козлиных черепов. Вот это да… В убранстве дома использовано 12 черепов. На ризалитах — два и два, два и два. На колоннах — два и два. Над каждой капителью в уровне кронштейнов, держащих карниз, размещено по одному, уже знакомому — клювастому — орлу. Значит, всего — 6 орлов. О чем говорит подобный бестиарий — свод вымышленных существ на стене?

Культ Диониса с его сотоварищем Паном из рассмотрения исключаем, уже потому что в нем речь идет о живом козлоподобном существе. Здесь — череп козла. В народных поверьях это — оберег, защищающий от гнева нечистых сил. С этой целью черепа козлов крепились на воротах, зарывались под полом. Здесь черепа на виду — вкомпонованы в капители в 12-кратном повторе. Они — оберег, наделенный силой заклинанья…

Орел — солярный символ, что обозначает высоту вознесения, освобождение от тяжких уз… Несть достоинствам орла числа. Поединок орла со змеей отражает победу интеллекта над низшими инстинктами. В этой схватке орел олицетворяет силы Добра, а змей — силы Зла. Змей, вроде, нет. Не спешим — подождем. Главное, что все подготовлено к защите и победе над врагом.

О, абракадабра!
«Что сказано, должно свершиться».

Эйзенштейн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905

Девы — королевны. Ладьи прорастают в ростру — солнечного орла. Судя по веслам, вытарчивающим из пазов ладьи, две и две Девы на фасаде выплывают из морских глубин, чтобы вознестись в Небо, преодолев в себе все, что связано с Бездной, Пучиной.

Девы — в сомнамбулическом оцепенении: видят сны. Что делать: Девы есть девы. Орел полон отваги, решимости все, что задумано, совершить.

О, абракадабра!
Магический символ защиты от злых сил…

Эйзенштейн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

Сколь великолепны образующиеся Кресты! Девы с венками — по Вертикали. Змеи надоконные — по Горизонтали. Вертикаль — вознесение. Горизонталь — мученическое распятие. Девы верят в спасение, поэтому в их руках венки…

О, абракадабра!
«Что сказано, должно совершиться»!

Рижский модерн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

Стукковые Девы в прозрачном одеянии прекрасны. Воплощенная в них Красота, став Добром и Правдой, им поможет победить!

дева
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

Не менее хорош венок из роз. В зависимости от цвета в розе может быть заключен целый ряд символов: от очищения до смерти. Здесь — при таких-то оберегах — розы имеют чистейший белый цвет.

И это несомненно!

рижский модерн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Фото Марины Бреслав

Змеи, обычно» — «явленная Тьма». Эти змеи — на свету.
Значит, в них уже нет должных для злодеяния сил.
Еще немного — и их смертный час пробьет…

Рига
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905
рижский модерн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Орнаментальное украшение окон над проездом.
Фото Марины Бреслав
Рига
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Один из двух ризалитов, показанный в резком ракурсе
для передачи чувства восхождения ввысь по пяти уровням очищения…
Фото Марины Бреслав

На первом уровне действуют законы земного тяготения, согласно которым человек есть нечто физическое, материальное, внедуховное.

На втором уровне (стоящих у колонн Дев с венками) действуют силы очищения, обретения духовности.

На третьем уровне (Дев, плывущих на ладьях) действуют силы вознесения туда, где царит очищенный от земного интеллект.

Четвертый уровень (мансардного этажа) — пребывание на высоте в достигнутом в результате преображения духовном состоянии.

Пятый уровень открыт лишь для титанов: избранных для свершения запредельных задач.

Вы взошли по всем пяти уровням?
Или на каком-то остановились?

рижский модерн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Декор окон и межоконных простенков нижних этажей.
Фото Марины Бреслав

Тяжелые квадры руста, скрепленные болтами.
Орнаменты — что вериги, из которых, как надежда
на будущее, прорастают живые листья и цветы…

рижский модерн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Декорировка второго этажа…
Фото Марины Бреслав

Квадры захватывают и второй уровень фасада. Все устойчиво, неизменно, как по земным законам быть должно.

Чувство напряжения источает лишь металлический орнамент, в котором зажаты — подавлены — и пытаются обрести свободу ветви и цветы…

рижский модерн
Рига. Доходные дома. Улица Стрелниеку, 4 а. Арх. Эйзенштейн. 1905.
Маски воинов в уровне окон первого этажа…
Фото Марины Бреслав

Все рассчитано — все соотнесено — все сгармонизировано.
Сейчас воины очнутся — и начнется борьба:
непременная, пока жив Мир…

Спектакль завершен?.
Да, чтобы начаться вновь.
О, абракадабра!
Вся надежда на тебя!

рижский модерн

рижский модерн

 

<—Рижский Модерн-архитектурный-спектакль: четвёртый акт…

Рижский модерн: Архитектурное чудо на гекатомбе…—>

Оставить комментарий: