ЯН ВАН ЭЙК — ИСКУССТВО ПОРТРЕТА

01

Северное Возрождение — термин, использующийся для описания эпохи Возрождения в северной Европе, или — во всей Европе за пределами Италии, к северу от Альп. Северное Возрождение тесно связано с итальянским, но имеет ряд характерных отличий, причем в каждой стране своих. Так, культурология и искусствоведение выделяют немецкое, нидерландское, французское, испанское, английское, Возрождение и другие.

02 03 04 05 06

Ян ван Эйк - «Портрет человека в красном тюрбане», 1433. Национальная галерея, Лондон. Существует предположение, что это "Автопортрет" художника..
Ян ван Эйк — «Портрет человека в красном тюрбане», 1433.
Национальная галерея, Лондон. Существует предположение,
что это «Автопортрет» художника..

Портрет человека в красном тюрбане снабжен пояснениями. Наверху на раме любимое изречение мастера: «Как я сумел», а внизу надпись: «Иоханн де Эйк меня сделал в лето Господне 1433, 21 октября». На полотне изображен немолодой человек с проницательным взглядом и резкими чертами лица. Личность изображенного человека установить не удалось. Однако совершенно очевидно, что художник хорошо знал портретируемого и потому так точен в его психологической характеристике. Вполне возможно, что это — сам ван Эйк.

Ян ван Эйк - "Портрет Маргареты ван Эйк, жены художника", 1439. Лондонская национальная галерея. Латинская надпись на раме утверждает от имени портретируемой: «Супруг мой Ян закончил 17 июня 1439 г. Возраст мой 33 года. Как умею».
Ян ван Эйк — «Портрет Маргареты ван Эйк, жены художника», 1439. Лондонская национальная галерея. Латинская надпись на раме утверждает от имени портретируемой: «Супруг мой Ян закончил 17 июня 1439 г. Возраст мой 33 года. Как умею».
С портрета смотрит женщина с поразительно характерным и умным лицом. В ней нет ничего от тех женственных образов, которыми мы восхищаемся в картинах ван Эйка. Можно сказать даже, что в чертах ее некрасивого лица проглядывает почти по-мужски сильное интеллектуальное начало. Портрет таит в себе немалую интенсивность духовной жизни. Создавая погрудный портрет, ван Эйк нарушил правильное пропорциональное соотношение фигуры, кажущейся небольшой по отношению к голове модели. Но тем самым он сконцентрировал на ее лице все свое внимание.
Ян ван Эйк - "Мужской портрет (Тимофей)", 1432. Лондон, Национальная галерея. Является первым сохранившимся образцом светского портрета Раннего Возрождения .
Ян ван Эйк — «Мужской портрет (Тимофей)», 1432. Лондон, Национальная галерея. Является первым сохранившимся образцом светского портрета Раннего Возрождения .

На «каменном парапете» художником изображены три «высеченные» надписи. Та, что на французском языке — «Leal souvenir» — приблизительно переводится как «преданное напоминание (сувенир)». Надпись дает возможность предположить, что портрет является посмертным и сделан на память. Несмотря на поясняющую надпись, остается только строить предположения, кто именно здесь изображен. Однако интрига, скрытая в этом произведении, никак не умаляет его художественных достоинств.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434. Национальная галерея, Лондон. Джованни ди Николао Арнольфини и его жена изображены в их доме в Брюгге. Портрет является одним из наиболее сложных произведений школы живописи Северного Возрождения.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.
Джованни ди Николао Арнольфини и его жена изображены в их доме в Брюгге. Портрет является одним из наиболее сложных произведений школы живописи Северного Возрождения.

Портовый город Брюгге в ту пору был крупным торговым центром Северной Европы. Из России и Скандинавии привозились в него лес и меха, с Востока через Геную и Венецию — шелк, ковры и пряности, из Испании и Португалии — лимоны, инжир и апельсины. Филипп III Добрый, с 1419 по 1467 бывший герцогом Бургундии, писал: «Брюгге — известнейший город в мире, прославленный своими товарами и купцами в нем живущими».

Арнольфини были большой купеческой и банкирской семьёй, имевшей в то время отделение в Брюгге. Супружеская пара, изображённая на полотне ван Эйка, богата. Это особенно заметно по одежде. Она — в платье, отороченном мехом горностая, с длинным шлейфом, который при ходьбе должен был кто-нибудь нести. Передвигаться в таком платье можно было лишь при соответствующем навыке, который был возможен только в аристократических кругах. Он — в мантии, отороченной, может быть, даже подбитой, норкой или соболем, по бокам с разрезом, что позволяло ему свободно двигаться, действовать. То, что этот человек не принадлежит к аристократии, видно по его деревянным башмакам. Господа, чтобы не испачкаться в уличной грязи, ездили верхом или в носилках.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Этот иностранный купец жил в Брюгге в аристократической роскоши, у него были восточные ковры, люстра, зеркало, верхняя часть окна его дома была остеклена, и на столе у него лежали дорогие апельсины.

Однако комната по-городскому узка. Кровать доминирует в обстановке, как и обычно в городских покоях. Днём занавес на ней поднимался, и в комнате принимали гостей, сидя на кровати. Ночью занавес опускался, и возникало закрытое пространство, комната в комнате.

Женщина бережно кладёт свою правую руку в левую руку мужчины. Это соприкосновение выглядит очень церемониально, художник изобразил его почти в центре картины, придавая, таким образом, ему особое значение. Оба стоят очень торжественно в окружающей их обыденной обстановке, шлейф платья у женщины аккуратно расправлен, а мужчина поднял правую руку для клятвы. Соединение рук и слова клятвы были во времена ван Эйка явным свидетельством происходящей брачной церемонии.

Расположение фигур предполагает предопределённые роли в супружестве — женщина стоит около постели, в глубине комнаты, символизируя тем самым роль хранительницы очага, в то время как мужчина стоит около открытого окна, символизируя принадлежность к внешнему миру. Джованни смотрит прямо на наблюдателя, а его жена смиренно склонила голову в его сторону.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Руки у жениха, так же как и у невесты, белы и ухожены. Его узкие плечи указывают на то, что он не должен был физической силой добиваться высокого положения в обществе.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.
Невеста на картине одета в роскошное праздничное платье. Белое подвенечное платье вошло в моду только с середины XIX века.
Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Не исключено, что брачный контракт был необходим в случае Арнольфини, так как очевидно, что речь идёт о «браке левой руки». Жених держит левой рукой руку своей невесты, а не правой, как того требует обычай. Такие браки заключались между неравными по социальному положению в обществе супругами и практиковались вплоть до середины XIX века. Обычно это была женщина, происходившая из низшего сословия. Она должна была отказаться от всех прав на наследство для себя и своих будущих детей, а взамен получала определённую сумму после смерти мужа. Как правило, брачный контракт выдавался на следующее утро после свадьбы, отсюда пошло название брака — морганатический от слова морген (нем. morgen — утро)

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.
Особое значение для полотна имеет подпись художника, она стоит не как обычно — внизу, а на хорошо видном месте между люстрой и зеркалом. Также сама формулировка необычна. Вместо — «Ян ван Эйк сделал» (лат. Johannes de eyck fecit), то есть написал этот портрет, стоит — «Ян ван Эйк был здесь» (лат. Johannes de eyck fuit hic 1434). Эта формулировка как бы ставит печать на картину, превращая её в документ. Живописец подписывает свою работу не как автор, а как свидетель. Возможно, он изобразил в зеркале самого себя, в виде фигуры в тюрбане и синем одеянии, переступающим порог комнаты.

В истории искусства «Портрет четы Арнольфини» —
одна из первых картин, подписанная самим художником.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Люстра, висящая над головами жениха и невесты, сделана из металла — типично для Фландрии того времени. В ней горит только свеча над мужчиной, а над женщиной свеча погасла. Этот факт некоторые исследователи объясняют тем, что портрет супруги Арнольфини посмертен, и она умерла при родах. Ещё один вариант символики: в средневековье во время брачных процессий впереди неслась одна большая горящая свеча, либо свеча торжественно предавалась женихом невесте. Пламя горящей свечи означало всевидящего Христа — свидетеля брачного союза. По этой причине присутствие свидетелей было необязательно.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

На оси симметрии картины находится зеркало, которое висит на задней стене комнаты. Десять медальонов с изображением страданий Христа украшают его раму. Зеркало в городском интерьере было необычным явлением во времена ван Эйка, обычно вместо него использовался полированный металл. Плоские зеркала были по карману только высшей аристократии и считались драгоценностью. Выпуклые зеркала были более доступны. По-французски они назывались «колдуньями», поскольку мистическим образом увеличивали угол обзора у наблюдателя.

В зеркале, изображённом на картине, можно увидеть потолочные балки, второе окно и две фигуры людей, входящих в комнату. Особенно интересно расположение миниатюр, поскольку со стороны мужчины «Страсти христовы» связаны с живыми людьми, а со стороны женщины — с мертвецами.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Для современников ван Эйка сандалии и деревянные башмаки содержали указание на Ветхий Завет: «И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая». Когда жених и невеста совершали обряд бракосочетания, для них и простой пол комнаты был «святой землёй».

В XV веке ещё не нужно было присутствие священника и свидетелей, чтобы сочетаться законным браком. Это можно было сделать в любом месте, например, как здесь — в спальне. Обычно на следующий день супруги вместе шли в церковь, что являлось доказательством того, что они стали мужем и женой. Свидетели, которых мы видим в зеркале, нужны были, что было обычным явлением для хорошо обеспеченных людей, для заверения письменного брачного контракта.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Собачка считалась признаком благосостояния, а также символом верности. На могилах того времени часто встречается лев, символ мужества и силы, в ногах у мужчин и собачка в ногах у женщин. Только от женщины, очевидно, ожидалась супружеская верность.

Ян ван Эйк - "Портрет четы Арнольфини", 1434.  Национальная галерея, Лондон.
Ян ван Эйк — «Портрет четы Арнольфини», 1434.
Национальная галерея, Лондон.

Апельсины, находящиеся на подоконнике и на табурете у окна, апельсины, висящие за окном, могут рассматриваться как знак плодовитости. А могут они иметь и другой смысл — символизировать чистоту и невинность, которая существовала в Эдемском саду до грехопадения человека. В то же время, говорят другие толкователи, апельсины просто свидетельствуют о зажиточности супругов. И все тут.

Ян ван Эйк. Портрет Бодуэна де Ланоя. 1435.  Государственный музей, Берлин.
Ян ван Эйк. Портрет Бодуэна де Ланоя. 1435.
Государственный музей, Берлин.

Человек в портретах Яна ван Эйка — и носитель созерцательного начала и в то же время объект созерцания. Он не действует, не проявляет определенных чувств; он демонстрируется зрителю в качестве части мироздания. Поэтому лицо передается с натюрмортной подробностью (как предмет созерцания), а длительный неподвижный взгляд обладает почти неестественной для этого лица одушевленностью.

Здесь мы портретируемого изучаем,
к счастью, не он нас…

Ян ван Эйк. Портрет Яна де Леув. 1436. Художественно-исторический музей, Вена.
Ян ван Эйк. Портрет Яна де Леув. 1436.
Художественно-исторический музей, Вена.

И однако, самоценная значительность образа сочетается в них с некоторым прозаизмом трактовки. Изображенные художником лица становятся конкретнее, характернее. Портрет Яна де Леув, несмотря на совсем маленькие размеры, кажется монументальным: в такой степени в модели подчеркнута основательность облика и жестковатая прямота внутреннего мира.

Ян де Леув смотрит не в мир, а на нас.
Не мы — он погружен в созерцание
наших духовных достоинств…

Ян ван Эйк. Портрет Ювелира (Человек с Кольцом). Около 1430. Румынский Национальный музей, Бухарест.
Ян ван Эйк. Портрет Ювелира (Человек с Кольцом). Около 1430.
Румынский Национальный музей, Бухарест.

Еще один портрет мужчины, находящемся в созерцательном состоянии, переданном художником с непостижимым умением. И однако, такие портреты не могли существовать долго: они исчерпывали себя своей однозначностью, требуя включения в портрет действия…

Оставить комментарий: