Россетти о вере, надежде, любви… платонической — по Данте….

Уильям Холман Хант. Портрет Данте Габриэля Россети. 1853.
Судя по взгляду, Россети уже не здесь — в реальной жизни:
перед ним уже открылись Врата Собственного мира,
полного иных тем, линий, цветов…

В семье отца царил культ Данте, именно в его честь и было дано имя сыну. Отец издает «Аналитический комментарий к «Божественной комедии». Свою страсть он передает детям. Старшая дочь, Мария Франческа,написала книгу «Тень Данте», младшая, Кристина,стала известной английской поэтессой, младший сын, Уильям Майкл,- крупным литературным критиком и биографом брата. Сам Данте Габриэль уже в пять лет сочинил драму, в 13 — драматическую повесть, в 15 — его произведения уже печатают. Россетти перевел на английский язык «Новую жизнь» Данте, иллюстрировал эту поэму и неоднократно обращался к ней в своем творчестве — главной его темой была БЕССМЕРТНАЯ ЛЮБОВЬ.

Данте Габриель Россетти. «Пасха в Святом семействе:
сбор горьких трав». 1856. Евреям заповедано есть пасхального агнца с горькими травами, чтобы отражать тягость их пребывания в Египте и страданий Христа.

В своем желании писать глубоко-значительные сюжеты прерафаэлиты обращались за вдохновением к Библии, которая давала им темы, исполненные истины, простоты духа, что было свойственно раннему христианству и Средним векам. Для них христианство было духовным началом, возвышающим искусство. Таковы два варианта «Благовещения» Россетти и «Пасха в Святом семействе». Есть перекличка с «Плотницкой мастерской» Миллеса. Есть какая-то своя обворожительная простота — освященная..

И еще, обратите внимание, Россетти изображает
не Рождество, в общепринятом смысле слова,
а День Рождения Мальчика — сына Марии и Иосифа, двоюродного брата Иоанна…

Данте Габриель Россетти. «Две матери». 1862.
Картина исповедального характера, в которой художник признается в том, что глубоко скрыто в его душе…

В чем признается художник? К счастью, я нашла подтверждение чувству, вызываемому картиной… Россетти где-то говорит — горько, но очень справедливо, — что «хуже всего атеисту, когда он чувствует благодарность, а благодарить ему некого».

ЧЕЛОВЕКУ НУЖНА ВЕРА —
говорит Россетти и теряется в БЕЗВЕРИИ…

Данте Габриель Россетти. «Надежда». Трактовка образа
по-детски наивна и проста: «О, Богиня, дай мне каплю надежды». Параллель — сонет Россетти «Надежда обретенная»..

Я думал, о Надежда, — мрачен цвет
Твоих одежд. Пространством отдаленный,
Теперь я вижу: в нежный цвет зеленый
Твой тонкий стан, как в юности одет.
Увы! А мне — одна лишь горечь лет,
На всем пути — мой след, соединенный
В один с твоим, — на водной глади сонной
И на оградах — наших теней след.

О свет Надежды, в чьих глазах — любовь,
Надежда и Любовь — одно и то же!
Прильни ко мне, — уж гаснет луч, и он
Лиц не окрасит, не согреет кровь.
Вы так обличьем, голосом похожи!
Прильни ко мне тесней — день завершен!

Данте Габриэль Россетти. «Надписи на песке».
Параллель: Сонет Данте Алигьери «Прогулка влюблённых».
Переводы на английский — Россетти, на русский — Владислава Некляева…
Спит изгородь во вьющихся цветах.
Июньский день. К руке скользит рука.
Простор. На лицах трепет ветерка.
Шептанье ивы тонет в небесах
Бездонных. Отраженье глаз в глазах.
Лучась над летним полем, облака
Ласкают души, нежных два цветка,
Раскрытые в улыбках и словах.

Они идут, касаются едва,
Под сердцем слыша дрожь одной струны,
Их помыслы лишь сердцу отданы
Любви — она всегда для них права:
Так, пенясь, дышит неба синева
На синеве не вспененной волны.

Данте Габриэль Россетти. «Гамлет и Офелия». 1864 г.
В классической литературе много любовных пар
(Петрарка и Лаура, Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта…),
Россетти выбирает ту, которую терзает «Больная любовь»…

ЧЕЛОВЕКУ НУЖНА ВЕРА —
говорит Россетти и теряется в безверии…
ЧЕЛОВЕКУ НУЖНА НАДЕЖДА —
говорит Россетти и не может ее найти…
ЧЕЛОВЕКУ НУЖНА ЛЮБОВЬ —
говорит Россетти и сам же ее губит…

Гамлет своей любовью запирает Офелию в золотой клетке, где ее мучает, перенося на нее Зло отношений между людьми, увиденных им в мире. Офелия бессильна защитить себя, ведь она любит и Гамлета, и своих близких. Трагедия, в которой все погибнут. Все до единого.

Данте Габриэль Россетти. «Гамлет и Офелия». 1864 г.
Параллель: Сонет Данте Алигьери «День любви». Переводы
на английский — Россетти, на русский — Владислава Некляева.

Дворцы её, не зная ничего,
Так презирают этот скромный дом,
Но милая мечтает лишь о нём.
Лишь здесь любви творится волшебство:
Пока, противясь действию его,
Бегут часы, сбиваясь в тёмный ком,
Часы любви в пространстве огневом
Поют, и всё лучится оттого.
Нисходит память к тонким уголкам
Любимых губ и, пламенем сквозным
Подхвачены, признанья дышат им.
И мы то отдохнуть даём губам,
Беседуя о прошлом, то молчим,
Внимая позабытым голосам.

Данте Габриэль Россетти. «Первое безумие Офелии». 1864 г.
Параллель: Сонет Данте Алигьери «Надежда и Любовь». Переводы на английский — Россетти, на русский — Владислава Некляева. Тема — БЕССМЕРТИЕ НАДЕЖДЫ И ЛЮБВИ…

Надежда и Любовь, благоговейте
Пред ними! Сколько дней в ночной тени
Исчезло, слезы ведали одни.
Те дни Любви, вы где? Где слезы дней те?
«Те дни, — ответ вам уловить умейте, —
И слезы те мертвы. Но лишь они.
А мы, Любовь с Надеждой, искони
С тобой и нежно здесь звучим на флейте».

Данте Габриэль Россетти. «Паоло и Франческа да Римини». 1855 г. Персонажи из «Божественной комедии» Данте,
вспыхнувшая любовь которых друг к другу привела к трагедии.

В досужий час читали мы однажды
О Ланчелоте сладостный рассказ;
Одни мы были, был беспечен каждый.
Над книгой взоры встретились не раз,
И мы бледнели с тайным содроганьем;
Но дальше повесть победила нас.
Чуть мы прочли о том, как он лобзаньем
Прильнул к улыбке дорогого рта,
Тот, с кем навек я скована терзаньем,
Поцеловал, дрожа, мои уста.
И книга стала нашим Галеотом!
Никто из нас не дочитал листа».
(Пер. Михаила Лозинского)

Данте Габриель Россетти. Портрет Элизабет Сиддал.
Стихотворение Николая Гумилева. 1918

Имя всесильно над человеком, носящим его. Дал отец Россетти имя Данте своему сыну и вошел Данте Алигьери в его жизнь непосредственно, напрямую, заставив повторить душевные страдания его собственного жизненного пути…

УМЕРЛА ПРЕКРАСНАЯ ВОЗЛЮБЛЕННАЯ
РОССЕТТИ — ЕГО МУЗА, СЧАСТЬЕ, ЖИЗНЬ…

Данте Габриель Россетти. «Видение Музы» (Элизабет Сиддал).
Стихотворение Николоая Гумилева. 1918.
Бледная и рыжеволосая Элизабет олицетворяла собой в представлении прерафаэлитов тип женщины Кватроченто.

Прерафаэлиты превращали свою жизнь в искусство. Писали великолепные стихи, издавали виртуозно оформленные книги, делали предметы быта — от мебели до обоев. И, естественно, превращали в совершенство своих женщин. При этом прерафаэлиты были настоящей богемой.

КАК СИЛЬНО ЕГО ЧУВСТВО К ЭЛИЗАБЕТ СИДДАЛ,
РОССЕТТИ ОСОЗНАЛ, КОГДА ПОТЕРЯЛ ЕЕ,
КОГДА БОГЕМНОСТЬ СПАЛИЛА СОВЕРШЕНСТВО,
КОИМ ОНА НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛА…

Данте Габриель Россетти. «Беатриче Благословенная».
1863. Лондон. Галерея Тейт. Источник: Данте Алигьери.
«Новая жизнь». «Беатриче» — Елизабет Сиддал.

Эта иллюстрация к сцене из «Новой жизни» Данте переводит в образы смерть Беатриче. Сам художник говорил, что хотел показать СМЕРТЬ «КАК ДУХОВНОЕ ПЕРЕРОЖДЕНИЕ». У Элизабет-Беатриче глаза закрыты – она уже в другом мире. Роскошные рыжие волосы в лучах заходящего солнца – словно нимб. Вестник смерти в образе птицы бросает в ее ладони мак – символ забвения и покоя. На заднем плане Россетти изобразил справа Данте, а слева Амура, несущего любовь – пламенеющее сердце. Лицо Беатриче обращено к свету, который она принимает всем своим существом, ведь свет – это божественная благодать.

Данте Габриель Россетти. «Беатриче Благословенная». 1863. Лондон. Галерея Тейт. Вариант картины, выполненный в масле. Солнечные часы ПРИДАЮТ ИЗОБРАЖЕНИЮ КОСМОГОНИЧЕСКИЙ СМЫСЛ: ЧЕЛОВЕК СМЕРТЕН, ЛЮБОВЬ БЕССМЕРТНА…

Тяжело переживая смерть жены, Россетти, снова обратившисть к технике масляной живописи создавал памятник Элизабет — картину, в которой представил её в образе Беатриче из «Новой жизни» Данте. Беатриче изображена в момент смерти. Сам же Россетти ассоциирует себя с оплакивающим свою утрату Данте.

«Глядя на эту картину, важно помнить о том, что она призвана не изображать смерть, но заменять её формой транса, в состоянии которого Беатриче, словно парящая на балконе над городом. неожиданно оказывается вознесённой с Земли на Небо». (Из письма Россетти У. Моррису)

ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ на портрете работы Луки Синьорелли (ок. 1441-1523). После смерти Беатриче Данте ищет утешения в научных и философских занятиях, которые были для него, по его собственным словам, лекарством от скорби о Беатриче и подвигом в ее честь…

Россетти после смерти Элизабет ищет утешения в сонетах Данте Алигьери. Он переводит на английский язык поэму Данте «Новая жизнь».

«Новая» — не только юная, обновленная, но также небывалая, чудесная, преображенная, обновляющая. В «Пире» (III, 8) Данте уточняет, в чем причина обновления: «КРАСОТА СПОСОБНА ОБНОВЛЯТЬ ПРИРОДУ ТЕХ, КТО ЕЮ ЛЮБУЕТСЯ, ИБО ОНА ЧУДОДЕЙСТВЕННА».

Надгробие Беатриче Портинари в церкви Санта Маргарита
де Черчи, Флоренция.

Беатриче означает «дарующая блаженство». «Люди, еще до того, как узнавали ее имя, при первом же взгляде на нее говорили: «Это Беатриче», т. е.: «Вот дарующая блаженство».

«Тот, кто был родителем столь великого чуда, каким была благороднейшая Беатриче, покинул нашу жизнь…» Нет причины верить не словам Данте, а домыслам некоторых скептических комментаторов, которые считают благороднейшую госпожу «Новой Жизни» аллегорией или символом.

Боккаччо впервые назвал имя отца Беатриче: Фолько де Риковеро Портинари. Он умер 31 декабря 1289 г. Фолько Портинари — богатый и уважаемый гражданин Флоренции. Дом его был в пятидесяти шагах от дома Алигьери на Виа дель Корсо. Он занимал общественные должности и был приором в 1282, 1285, 1287 гг.; основал госпиталь Санта-Мария Нуова, где и погребен. В его завещании среди пяти сыновей и шести дочерей упомянута Биче, супруга Симоне де’Барди, которой отец оставил пятьдесят золотых флоринов.

Наброски Россетти к сонетам из «Новой Жизни»…
«О ней можно было бы сказать словами поэта Гомера: «Она казалась дочерью не смертного, но Бога». Эту цитату Данте взял из перевода «Никомаховой этики» Аристотеля.

«Новая жизнь» — первая в истории западноевропейской литературы автобиографическая повесть, раскрывающая читателю самые сокровенные чувства автора. Данте дает здесь необычайно тонкий и проникновенный анализ переживаний любящего человека. Вместе с тем в повести немало элементов, унаследованных и от литературы средневековья. Таковы многочисленные видения и аллегории, мистическая символика числа 9, таинственно сопутствующего всем важным событиям в жизни поэт. К концу книги спиритуалистические настроения Данте усиливаются, и его любовь к Беатриче принимает все более мистический характер.

Данте Габриэль Россетти. «Встреча Беатриче и Данте
на свадьбе». 1855. Встретив Беатриче на свадебном торжестве, Данте приходит в неописуемое волнение и смущение, что присутствующие, Беатриче тоже, трунят над ним, и друг его должен увести.

С другими дамами вы надо мной
Смеетесь, но неведома вам сила,
Что скорбный облик мой преобразила:
Я поражен был вашею красой.

О, если б знали, мукою какой
Томлюсь, меня бы жалость посетила.
Амор, склонясь над вами, как светило,
Все ослепляет; властною рукой

Смущенных духов моего сознанья
Огнем сжигает он иль гонит прочь;
И вас один тогда я созерцаю.

И необычный облик принимаю,
Но слышу я — кто может мне помочь? —
Изгнанников измученных рыданья.

Данте Габриель Россетти. «Встречи Данте с Беатричи во Флоренции и в Раю». 1857.В центре Амор: не мальчик Амур с луком и стрелами, а молодой сеньор — владыка царства Куртуазии, с прекрасными светскими манерами.

Куртуазия — средневековая концепция любви, согласно которой отношения между влюбленным и его Дамой подобны отношениям между вассалом и его господином.

При появлении благородной дамы все силы души как бы замирают и «в живых» остаются лишь духи зрения, органы высшего духовного и эстетического восприятия, но и они подчинены Амору.

Для того чтобы вспыхнула в сердце высокая любовь, необходимо, по мнению Гвидо Гвиницелли, чтобы сердце было уготовлено для ее восприятия: «Всегда любовь находит убежище в благородном сердце, как птица в зелени леса. Природа не сотворила любовь прежде, чем благородное сердце, ни благородное сердце прежде любви. И как свету солнца свойственен жар, так в свете благородного сердца возникает пламя Амора. Если же свет солнца падает на грязь, грязь остается презренной, а солнце не теряет своих лучей».

Данте Габриель Россетти. «Встречи Данте с Беатричи во Флоренции». 1857. Беатриче является впервые на девятом году своей жизни в платье кроваво-красного цвета — цвета Амора. Восемнадцати лет она облачена в белые одежды, означающие непорочность.

КРАСОТА ПОРОЖДАЕТ ЛЮБОВЬ. Пленяя взоры, она превращает потенциальную силу, заложенную в благородных душах, в действенную. Таким образом, красота — форма, соединяющая универсальную потенцию Амора с индивидуальной потенцией в душе человека. Это — «аристотелизм» флорентийского «сладостного нового стиля».

Я часто думал, скорбью утомленный,
Что мрачен я не по своей вине.
Себя жалел, пылая как в огне;
Твердил: «Так не страдал еще влюбленный!»
О, сколько раз, нежданно осажденный
Жестоким Богом, в сердца глубине
Я чувствовал, что дух один во мне
Еще живет, любовью озаренный.
Стремился вновь волнение унять
В моем бессилье и в изнеможенье.
Чтоб исцелиться, к вам я шел спеша.
Осмеливаясь робкий взгляд поднять,
Я чувствовал такое сотрясенье,
Что мнилось мне — из жил бежит душа.

Данте Габриель Россетти. «Встречи Данте с Беатричи в Раю». 1857. Беатриче предстает снова в одеждах цвета пламени — Любви. ОНА ПРЕОБРАЖЕНА ЛЮБОВЬЮ, И ТОТ,
КОГО ОНА ЛЮБИТ, УДОСТОЕН БУДЕТ ПРЕОБРАЖЕНЬЯ.

Амор воскликнул в полном изумленье:
«Клянусь, Господь в ней новое явил».
Сравнится с ней жемчужина лишь та,
Чей нежный цвет достоин восхищенья.
Она пример для всякого сравненья,
В ее красе — предел природных сил,
В ее очах — сияние светил,
Они незримых духов порождают,
Людские взоры духи поражают,
И все сердца их лик воспламенил.
И на лице ее любовь алеет,
Но пристально смотреть никто не смеет.

Данте Габриель Россетти. «Видение Данте в момент смерти Беатриче», 1856. «Беатриче» — Элизабет Сиддал.
У Россетти главное в Смерти Беатриче то, что Бог Любви, целуя усопшую, держит Данте за руку, обещая новую встречу.

Беатриче распространяет вокруг себя как бы атмосферу добродетели, и любовь, которую она вызывает в людях, сама оказывается путем к добродетели. Облагораживающее воздействие Беатриче особенно усиливается после ее смерти, которая является главным переломным событием в «Новой жизни».

Рассказ о смерти Беатриче подготовлен рассказом о кончине ее отца и о вызванном ею горе Беатриче. Поэта охватывает предчувствие, что вскоре умрет и его возлюбленная. Он видит женщин с распущенными волосами, которые говорят ему о смерти Беатриче. Тускнеет солнце, дрожит земля, птицы стремглав падают на землю. Поэту представляется, что он видит Беатриче, покрытую белым саваном. Мало-помалу он приходит в себя и успокаивается. Вдруг вбегает один из его друзей, восклицающий: «Что ты делаешь? Ты не знаешь, что произошло? Умерла твоя возлюбленная, которая была так прекрасна!»

Данте Габриель Россетти. «Видение Данте в момент смерти Беатриче», 1871. «Беатриче» — Джейн Бёрден (волосы, как у Лиззи). У Данте Алигьери тоже два видения Смерти Беатриче…

«Случилось по истечении немногих дней, что тело мое было поражено недугом… И столь великое охватило меня смущение, что я закрыл глаза и начал бредить… И мне казалось, что я вижу женщин со спутанными волосами, рыдающих на многих путях… И мне казалось, что летящие в воздухе птицы падают мертвыми и что началось великое землетрясение. Страшась и удивляясь, во власти этой фантазии, я вообразил некого друга, который пришел ко мне и сказал: «Разве ты не знаешь: твоя достойная удивления дама покинула этот век»… и мне показалось, что я вижу множество ангелов, которые возвращались на небо, а перед ними плыло облачко необычайной белизны… И после этого мне показалось, что я иду, чтобы увидеть тело, в котором обитала благороднейшая и блаженная душа».

Данте Габриель Россетти. «Видение Данте в момент смерти Беатриче», Фрагмент. 1871. Первые стихи, написанные поэтом после ее смерти, дышат исключительной глубиной и искренностью чувств…

Унынье слез, неистовство смятенья
Так неотступно следуют за мной,—
Что каждый взор судьбу мою жалеет.
Какой мне стала жизнь с того мгновенья,
Как отошла мадонна в мир иной,—
Людской язык поведать не сумеет.

Россетти в отчаянии покушается на самоубийство. Друзья спасают его. Потом эта страшная эксгумация тела Лиззи — вторая попытка, за которой следует постепенный уход в Безумие..

Данте Габриель Россетти. «Годовщина смерти Беатриче». 1856. «В тот день, когда исполнился год с тех пор, когда моя госпожа стала гражданкой вечной жизни, я сидел, вспоминая о ней, и рисовал ангела на табличках…»

… Оторвавшись от рисунка, я поднял глаза и увидел рядом с собою людей, которым надлежало воздать честь. Они смотрели на мою работу. И как мне было сказано потом, они пребывали там уже в течение некоторого времени, прежде чем я их заметил. Когда я их увидел, я встал и, приветствуя, сказал им: «Некое видение пребывало со мной, и я весь был погружен в мысли». Когда ушли эти люди, я вернулся к моему занятию и снова стал рисовать ангела. И за работой мне пришло в голову сочинить стихи как бы к годовщине, обратясь к тем, кто посетил меня. Тогда я написал сонет, начинающийся: «Явилась мне…»

Данте Габриель Россетти. » Джотто пишет портрет Данте».
Рядом — его друг Гвидо Кавальканти. Данте погружен в созерцание благороднейших черт лика Беатриче (для Россетти — его музы Элизабет). Параллель: сонет из «Новой Жизни»…
Лишь о любви все мысли говорят,
И столь они во мне разнообразны,
Что, вот, одни отвергли все соблазны,
Другие пламенем ее горят.
Окрылены надеждою, парят,
В слезах исходят, горестны и праздны;
Дрожащие, они в одном согласны —
О милости испуганно твердят.
Что выбрать мне? Как выйти из пустыни?
Хочу сказать — не знаю, что сказать.
Блуждает разум, не находит слова,
Но, чтобы мысли стали стройны снова,
Защиту должен я, смирясь, искать
У Милосердия, моей врагини.
Данте Габриэль Россетти. «Встреча Беатриче и Данте в раю» 1854 г. Данте вычитал легенду о том, что места в Раю, оставшиеся пустыми после низвержения в преисподнюю Люцифера и его приспешников, пополняются святыми и праведниками.
Данте и его друзья решили, что именно их дамы сердца, добродетельные, совершенные и прекрасные, призваны занять пустующие в небесах места! «Канонизация» прекрасных дам была произведена светскими людьми без благословения церкви.
Данте Габриэль Россетти. «Видение Данте Рашели и Леи» 1855 г. Праотец наш Яаков схоронил жену свою Рахель на дороге в Эфрат, ибо предвидел он, что потомки пройдут по дороге этой, а Рахель выпросит для них милосердие…

Праматерь наша Рахель — жена Яакова, дочь Лавана. Когда бежал Яаков из Ханаана, он пришел к Лавану и встретил Рахель у колодца, куда пришла она, чтобы напоить овец. Рахель была прекрасна собою, и заплакал Яаков при виде Рахели, так как не привез ей подарка, и еще потому, что увидел пророческим взором, что быть им погребенными раздельно.

Яаков любил Рахель и семь лет служил за нее Лавану. По прошествии этого срока, в первую брачную ночь, подменил Лаван Рахель старшей своей дочерью, Леей. Когда утром Яаков возмутился, Лаван отдал ему и Рахель за обязательство служить еще семь лет.

После двадцати лет службы в доме Лавана взял Яаков своих сыновей, жен и наложниц и бежал от Лавана. В дороге Рахель умерла при родах. Глас в высях услышан, вопль и горькое рыдание: Рахель плачет о детях своих… (Иер. XXXI,

Какой урок извлекли из этой истории оба Данте,
неведомо, но какой-то, конечно, извлекли…

Данте Габриель Россетти. «Лодка Любви». Иллюстрация
к LII сонету Данте — к Гвидо Кавальканти (другу Данте). Образный строй сонета утверждает: в обыденной жизни Любовь невозможна, лишь в «ЗЕМЛЕ ОБЕТОВАННОЙ»…

О если б, Гвидо, Лапо, ты и я,
Подвластны скрытому очарованью,
Уплыли в море так, чтоб по желанью
Наперекор ветрам неслась ладья,
Чтобы фортуна, ревность затая,
Не помешала светлому свиданью;
И, легкому покорные дыханью
Любви, узнали б радость бытия.
И монну Ладжу вместе с монной Ванной
И той, чье «тридцать» тайное число,
Любезный маг, склоняясь над волной,
Заставил говорить лишь об одной
Любви, чтоб нас теченье унесло
В сиянье дня к земле обетованной.

Под тайным числом «тридцать» зашифровано имя Беатриче — возлюбленной Данте.

Данте Габриэль Россетти. «Любовь Данте» 1859 г.
Звездное небо. В центре — Бог Любви или Амор.
В верхнем правом углу — Солнце с образом Данте.
В нижнем левом углу — Луна в коей запечатлен лик Беатриче.

За сферою предельного движенья
Мой вздох летит в сияющий чертог.
И в сердце скорбь любви лелеет Бог
Для нового Вселенной разуменья,
И, достигая область вожделенья,
Дух-пилигрим во славе видеть мог
Покинувшую плен земных тревог,
Достойную похвал и удивленья.
Не понял я, что он тогда сказал,
Столь утонченны, скрытны были речи
В печальном сердце. Помыслы благие
В моей душе скорбящей вызывал.
Но Беатриче — в небесах далече —
Я слышал имя, дамы дорогие.

Данте Габриэль Россетти. «Любовь Данте» 1859 г.
Графический лист, уточняющий предыдущий.
Щит, прижатый к груди Аморе, — солнечные часы,
отмеривающие ход событийного времени. Надпись:
«ЛЮБОВЬ ДВИЖЕТ МИРОМ».

!После этого сонета явилось мне чудесное видение, в котором я узрел то, что заставило меня принять решение не говорить больше о благословенной, пока я не буду в силах повествовать о ней более достойно. Чтобы достигнуть этого, я прилагаю все усилия, о чем она поистине знает. Так, если соблаговолит Тот, Кем все живо, чтобы жизнь моя продлилась еще несколько лет, я надеюсь сказать о ней то, что никогда еще не было сказано ни об одной женщине. И пусть душа моя по воле владыки Куртуазии вознесется и увидит сияние моей дамы, присноблаженной Беатриче, созерцающей в славе своей лик Того, «qui est per omnia saecula benedictus»*.

Данте изображён держащим копию Божественной комедии рядом со входом в Ад, семью террасами Горы Чистилища, городом Флоренция и сферами Неба вверху, на фреске Michelino.

В «Новой Жизни» Данте обещает написать «Божественную комедию», в которой Беатриче будет вознесена на высоту, ранее недостижимую ни для кого из смертных. Данте исполнит обещанное своей возлюбленной.

Элизабе́т Элеоно́р Сиддал (1829 — 1862) — британская натурщица, поэтесса и живописец, возлюбленная и жена Россети — осталась в живописи прерафаэлитов СОВЕРШЕНСТВОМ, ЧТО ПРИНАДЛЕЖИТ ВЕЧНОСТИ.

Оставить комментарий: