Об архитекторе Гипподаме
 замолвлю я слово

ОБ АРХИТЕКТОРЕ ГИППОДАМЕ ЗАМОЛВЛЮ Я СЛОВО

В архитекторе Гипподаме — сыне ушедшей в далекое прошлое Эллады, я вижу несколько иное, чем его современник — философ Аристотель. Гипподам — аристократ по происхождению, образу жизни, внешнему виду. При этом, он — блестяще образованный человек, владеющий исключительной профессией, что требует особых способностей. В ней неотделимы друг от друга отвлеченное созерцание и живой созидательный импульс. В ней умозрительные наклонности должны быть едины с практическими умениями. В ней логика системного мышления должна быть сплетена в одно целое с художественным воодушевлением, ибо иначе не воплотить наяву дивной идеи ГОРОДОВ ВСЕОБЩЕГО СЧАСТЬЯ. Той самой идеи, что, родившись, превращает зодчих в Архитекторов, а домостроение в Архитектуру.

Смею утверждать, Стагирит, движимый, логически вполне объяснимым, стремлением расчленять все и вся на части и частицы, а затем складывать их вновь согласно им самим увиденной закономерности, не был полностью справедлив, говоря о взаимоотношениях философии, политики, архитектуры и зодчества.

АРХИТЕКТОР В ЭЛЛАДЕ НЕ МОГ НЕ БЫТЬ ФИЛОСОФОМ.

Из этого никак не следует, что он должен был, в обязательном порядке, просиживать утомительно-долгие часы у бочки Диогена или прогуливаться в садах Ликея, прислушиваясь к словам самого Аристотеля. Судя по истории, философами в Элладе классической поры были все. И по многим причинам. Мышление эллинов еще не потеряло своей целостности. Вопросы мироустройства еще не потеряли своей актуальности. Тогда Небо, смотрящее на эллина с непостижимых высот, было мучительной загадкой, а созерцание основ бытия — тем воздухом, которым дышал каждый мыслящий человек, к какому бы уровню интеллектуальной иерархии не относил его великий философ-стратег.

Философствования, желательные для каждого эллина,
для архитектора — первейшая необходимость, потому что…
организовывать в Пространстве-Времени Мир людей можно,
лишь владея Высшим знанием о Целом,
или постигая «природу всех вещей», входящих в Мироздание.

АРХИТЕКТОР В ЭЛЛАДЕ НЕ МОГ НЕ БЫТЬ ПОЛИТИКОМ.

Да, он должен был владеть политическим знанием, прежде всего, потому что он был гражданином: тем, кто «стоит в известном отношении к государственной жизни — участвует в суде и собраниях». Хотите сказать, участвовать можно по-разному? Только не эллину, являющемуся «свободным человеком», то-есть «обладающим разумом», что влечет его к чрезвычайной политической активности.

Архитектор должен был разбираться досконально
в вопросах политики по роду своей деятельности,
ибо в государстве, стремящемся урегулировать
все общественные отношения иначе не запроектировать
не только города, даже дома. Даю справку…

Polis — государство: нечто самодостаточно-самодовлеющее,
то-есть полностью зарегулированное образование.
Politeia — организация деятельности государственных систем.
Polites — гражданин: самая малая и, одновременно,
самая главная частица целого или, еще точнее, его
системообразующий элемент.

АРХИТЕКТОР В ЭЛЛАДЕ НЕ БЫЛ ГЛАВНЫМ СТРОИТЕЛЕМ, ПОТОМУ ЧТО ГЛАВНЫМ СТРОИТЕЛЕМ БЫЛ ЗОДЧИЙ.

Разобраться во взаимоотношениях зодчих и архитекторов Эллады помогают фрагменты из Аристотелевых текстов. Философ говорит, что в одной и той же профессии, например, во «врачебном искусстве», есть специалисты двоякого рода: «врачом же считается и лечащий врач (demiyrgos), и человек, изучающий медицину с точки зрения высшего знания (arkhitectonicos). В другом месте Аристотель противопоставляет «управляющие» и «подчиненные искусства и науки»: «цели управляю­щих (arkhitectonikai) искусств и наук заслуживают предпочтения перед целями подчиненных». Опять, как и в предыдущем случае, речь идет об «архитектонике»…

Согласно современному пониманию, «архитектоника» —
художественно-образное раскрытие вовне
внутреннего смысла работающей конструкции.

Можно сказать об этом и так: «архитектоника» — перевод инженерной конструкции с низшего, технического или вещного, уровня на высший уровень, художественно-образный. Архитектоническое осмысление превращает нечто во что-то, например, простые подпорки — в колонные ряды, держащие тяжесть Неба на своих плечах.

У Аристотеля «архитектоника» — «высшее знание
о наилучшем», позволяющее «управлять
подчиненными искусствами и науками»,
потому что сами они этим «высшим знанием» не обладают.

Соответственно, «архитектор» для Аристотеля —
не «зодчий», занимающийся строительством домов.
Судя по текстам Аристотелевых трактатов,
и для Эллады «архитектор» — тоже не «зодчий».

Привожу особенно красноречивые фрагменты Аристотелевых текстов: «если нечто следует делать, пройдя обучение, то учимся мы, делая это; например, строя дома, становятся зодчими, а играя на кифаре ⁃ кифаристами»; «играя на кифаре, становятся и добрыми и худыми кифаристами, и соответственно — добрыми и худыми зодчими и всеми другими мастерами»; «если бы каждое орудие могло выполнять свойственную ему работу само, по данному ему приказанию или даже его предвосхищая, тогда и зодчие не нуждались бы в работниках».

Приведенные параллели — как счастливый случай на пути познания Прошлого! Они позволяют все виды деятельностей, благодаря которым возникала архитектура Древней Эллады, выстроить в вертикальный ряд, следуя от низшего уровня к высшему: чернорабочий ⁃ ремесленник — зодчий — архитектор.

Внизу: ЧЕРНОРАБОЧИЙ («раб», «одушевленное орудие»), в круг обязанностей которого входит ЧИСТОЕ ИСПОЛНИТЕЛЬСТВО — безинициативное воспроизведение одних и тех же, элементарных, действий.

На более высоком уровне находится РЕМЕСЛЕННИК, обладающий определенным УМЕНИЕМ, достигаемым в ходе практического обучения. То — передача от ремесленника ремесленнику совокупности приемов, что, при соблюдении правильной последовательности действий, дают ожидаемый конкретный результат.

Умение — это все то, по поводу чего можно сказать:
делай так! Вопрос — почему именно так,
на уровне ремесленного умения не законен.

На третьем уровне профессиональной иерархии находится ЗОДЧИЙ, действия которого можно назвать МАСТЕРСТВОМ или — высшим уровнем умения. Зодчий — демиург: строитель, создатель целокупности — законченного в совершенстве своем произведения. Он управляет ремесленниками, владеющими умением в пределах конкретного дела. Это — плотники, каменщики, отделочники (мозаичисты, лепщики, позолотчики…). Власть над ними зодчему дает ЗНАНИЕ О ЦЕЛОМ — том, что должно возникнуть в результате конкретных усилий всего коллектива строителей.

Мастерство — это все то, по поводу чего можно сказать:
делай так, чтобы получилось то, что должно получиться.
Вопрос — почему нужно делать именно так,
для этого уровня тоже не совсем чтобы законен,
но уже произошло совмещение средств, целей и результата,
сведения о котором дает зодчему определенная ТРАДИЦИЯ,
суть которой — устойчивое воспроизведение АРХЕТИПОВ.

ЗОДЧИЙ — ГЛАВНЫЙ СТРОИТЕЛЬ,
ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЙ ДОЛЖНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ
В РУСЛЕ ОПРЕДЕЛЕННОЙ АРХИТЕКТУРНОЙ ТРАДИЦИИ.

ПОЯВЛЕНИЕ НОВОГО ЗАМЫСЛА ПРЕВРАЩАЕТ ЗОДЧЕГО
В ПРОИЗВОДИТЕЛЯ РАБОТ
(ПРОРАБА, НАЧАЛЬНИКА СТРОИТЕЛЬСТВА),
А НА ВЕДУЩЕЕ МЕСТО В АРХИТЕКТУРЕ
ВЫДВИГАЕТСЯ АРХИТЕКТОР —
СОЗДАТЕЛЬ АРХИТЕКТУРНОГО ЗАМЫСЛА,
РОЖДАЮЩЕГОСЯ ИЗ ВЫСШЕГО ЗНАНИЯ ОБО ВСЕМ ТОМ,
ЧТО НАИЛУЧШИМ ОБРАЗОМ СООТВЕТСТВУЕТ
АРХИТЕКТУРЕ КАК ТАКОВОЙ.

Что должен знать архитектор — творец «Второй природы»: искусственной, рукотворной, замысленной, но мало чем от «Первой природы» отличающейся, потому что обе они, в сути своей, составляют среду обитания для человека? Архитектор должен знать все-все: от конструктивных деталей до законов Мироздания, в соответствии с которыми создается эта самая «Вторая природа».

АРХИТЕКТОР — «ЗРИТЕЛЬ ИСТИНЫ»,
ЧТО ВОПЛОЩАЕТСЯ В ПРОСТРАНСТВЕННО — ВРЕМЕННОЙ
ОРГАНИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

АРХИТЕКТОР — НЕ ДЕМИУРГ:
ТВОРЕЦ ПРЕДНАЧЕРТАННОГО ТРАДИЦИЕЙ.

АРХИТЕКТОР — «СОЗДАТЕЛЬ ЗАМЫСЛА»,
ЧТО ПОДНИМАЕТ ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
НА БОЖЕСТВЕННЫЙ УРОВЕНЬ.

Хватит, хватит, хватит — мне лично от ответственности страшно становится. И все же… Если в слове есть правда, ее нужно раскрыть, выявить, доказать, иначе придется признаваться в грехе «профессиональной гордыни» и тоже во всеуслышание.

Имея в виду классическую Элладу и классицизм, выросший на повторе ее идей, я попытаюсь доказать соотнесенность архитектурной деятельности с актом «божественного творения». К тому же, мне бы хотелось начисто снять с архитектора Гипподама тяжесть Аристотелева осуждения: перед законами профессионального братства трудно отсту­пить. Как доказать? Так же, как и снять: показав, что между идеальным государством Аристотеля и «новейшим Гипподамовым способом прямоугольной планировки городов» нет расхождений, потому что…

У ФИЛОСОФИИ АРИСТОТЕЛЯ И ПЛАНИМЕТРИИ ГИППОДАМА —
ОБЩИЕ ИСТОКИ:
ОДНО И ТО ЖЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О МИРОЗДАНИИ,
НАЗЫВАЕМОМ ЭЛЛИНАМИ КОСМОСОМ.

Доказательств единомыслия достаточно. И по линии Аристотеля, дающего описание КОСМОСА в трактате «О Небе». И по линии Гипподама, представленной идущими в наш день РЕГУЛЯРНЫМИ ГОРОДАМИ. Сведем две линии воедино и рассмотрим параллель…