Иоганн Иоахим Винкельман-Мысли о Греции

Жизнь его подобна жизни Пророка, то есть подчинена Божьему промыслу, а не тому, что он мог сделать из своей жизни сам — по собственной воле.

Родился в 1717 году в Пруссии в городке Стендаль, что возле Магдебурга, в семье бедного сапожника. Судя по происхождению, впереди его могла ожидать лишь тяжелейшая нужда. Учился в пронизанной «прусским духом» школе, где преподавали «науку повиновенья». Учился сам, читая сочинения древних авторов, причем, на языке подлинников: итальянском, латинском, древнегреческом.

В 17 лет поступил в Университет. По прусским правилам человек, получивший столь высокое образование, мог подняться на одну ступень выше лакея, став домашним учителем. Вдруг…

В 1748 году Винкельман становится библиотекарем графа Бюнау в Нетнице, близ Дрездена. В совместной работе рождается «История германских императоров и германской империи». Однако, главное в другом — возможности ознакомиться с коллекцией произведений искусств, собранной в Цвингере — знаменитой Дрезденской галерее, что уже начала соперничать с Версалем.

Результат — сочинение под названием: «Мысли о подражании греческим образцам в живописи и скульптуре». Главное слово, благодаря которому классическая традиция даст новые мощные побеги, произнесено: ПОДРАЖАНИЕ. Еще чуть-чуть и апологеты Клас­сицизма преклонят свои головы перед Винкельмановым парадоксаль­ным по форме тезисом…

ОДИН ТОЛЬКО ПУТЬ И ЕСТЬ В ИСКУССТВЕ для того,
КТО ХОЧЕТ СТАТЬ ВЕЛИКИМ и, по возможности,
НЕПОДРАЖАЕМЫМ: ПУТЬ ЭТОТ — ПОДРАЖАНИЕ ДРЕВНИМ.

«Мысли» Винкельмана поражали читателей ясностью запечатленного в них миросозерцания. Сочинение представили Саксонскому курфюрсту. Тот сказал — «Эта рыба должна плавать в своей воде, и дал замечательному ученому пенсию в 200 талеров.

В 1755 году Винкельман принимает католичество и уезжает в Рим, где перед ним открываются сокровища Ватиканских коллекций. В столице мира Винкельман изучает античную скульптуру и геммы: драгоценные или полудрагоценные камни с врезанным (инталия) или выступающим (камея) изображением мифологических и бытовых сцен. В пору, когда ученые не могли посетить Грецию, находящуюся под турецким владычеством, геммы были, по сути, единственным подлинником, доступным для непосредственного изучения.

В 1764 году в Дрездене издается написанная Винкельманом «История искусства древности». Книга тут же расходится по всей просвещенной Европе, включая Екатерининскую Россию.

Успех сочинения превосходит все, самым горячим вообра­жением допустимые, ожидания. Винкельман становится членом двух академий — Римской (Святого Луки) и Лондонской. Саксонский курфюрст предъявляет свои права на выдающегося ученого и требует его возвращения в Дрезден.

В 1767 году, с неохотой, будто предчувствуя непоправимое, он отправляется в обратный путь. В Вене ученого встречают с почестями, как триумфатора. Награждают ценными подарками и четырьмя золотыми медалями, сыгравшими злую роль в его судьбе. Он показы­вает награды своему попутчику, который оказался преступником, только что отсидевшим срок в тюрьме…

Винкельман, победоносно противостоявший самым тяжелым испытаниям, достигнув на 51 году жизни вершины мудрости и славы, был убит человеком из другого мира, где нет вершин — только падения в пропасть бездуховности.

Вся Европа оплакивала потерю ученого, заслуги которого для эпохи Просвещения велики и неоспоримы. На «Истории искусства древности», написанной Винкельманом, зиждется классическое образование XVIII — XIX веков. Он впервые сказал то, что для этих двух веков стало истиной, не требующей доказательств.

КАЖДЫЙ (НАРОД) СТРЕМИТСЯ К ПРЕКРАСНОМУ ПО СВОЕМУ,
НО ОСУЩЕСТВИТЬ ЕГО УДАЛОСЬ ТОЛЬКО ГРЕКАМ.

Чтобы узнать, почему Европа, включая Россию, уверовала в этот тезис, раскроем содержание двух концепций ученого. Первая уточнит причины превосходства искусства греков. Вторая покажет, в чем сущность красоты, давшей миру эпоху Просвещения.

ЕСТЬ ТРИ ПРИЧИНЫ ПРЕВОСХОДСТВА ИСКУССТВА ГРЕКОВ:

ВЛИЯНИЕ НЕБА,
ВЛИЯНИЕ ВОСПИТАНИЯ,
ВЛИЯНИЕ ОБРАЗА ПРАВЛЕНИЯ.

1. ВЛИЯНИЕ НЕБА — местоположения страны, климата, питания, запечатленных в наружности людей и образе их мыслей…

На лице постоянно отражается душа или, лучше сказать,
характер нации. Чем ближе природа к небу Греции, тем
прекраснее, возвышеннее и величавее наружность ее детей.
Ум, поддерживаемый сильным, здоровым телом,
мог развернуться во всей своей деятельности.

Господи, о чем он говорит, небо Греции — все то же, а эллинов, как не было, так и нет? Не будем вступать в спор, под каким небом родятся более красивые дети. Согласимся на том, что связь с небом и землей дает силу человеку. К тому же, по словам Винкельмана, греческое искусство интересно не само по себе, а как способ познания, что «должен привести нас к истине». Чтобы понять эту истину, следим за дальнейшим развитием мысли великого просветителя…

    1. ВЛИЯНИЕ ВОСПИТАНИЯ.

Ни один народ не придавал такого значения красоте…
Красота считалась достоинством, дававшим право
на бессмертие, и греческая история способствовала тому,
перечисляя лиц, одаренных красотою.
Мудрый тогда пользовался наибольшей почестью
и был известен в каждом городе, как у нас богатый.
Художник пользовался таким же уважением…
Многие храмы были пинакотеками — галереями живописи:
в них выставлялись картины лучших мастеров.
Одной из главных молитв греков была просьба
о сохранении памяти: всякий мастер,
усовершенствовавшийся в мастерстве, мог со временем
рассчитывать на увековечивание своего имени.
Высшей славой в глазах народа было одержать победу на
Олимпийских играх.  Весь город победителя принимал участие  в этом событии, ибо успех одного увеличивал блеск всего отечества. Гражданин, способствовавший величию родины, заслуживал награды в виде статуи. Чтобы вполне оценить влияние художества на греков, надо вспомнить, с какой поспешностью греческие города приобретали прекрасные памятники и целый народ брал на себя расходы по приобретению статуи бога или победителя на играх.

          1. ВЛИЯНИЕ ОБРАЗА ПРАВЛЕНИЯ.

        Свобода, царствовавшая в управлении и государственном
        устройстве страны, была одним из главных импульсов
        искусства Греции. Это было царство свободы.
        Позднее возвысились тираны, но лишь местами,
        вся же нация не признавала ни разу ни одного властелина.
        Оттого никто не имел исключительного права на величие
        посреди сограждан и на бессмертие за счет других людей.

        Образ мыслей у греков был благородным отпрыском свободы.
        Потому же процветало искусство.

        Вдумайтесь, пожалуйста, и Вы будете потрясены. Перед нами — тщательно разработанный воспитательный катехизис, что должен дать «Гражданина, способствующего величию родины».

        Это, действительно, — катехизис: учение, заставляющее думать о Вечности. Точнее — об «увековечивании своего имени» или о бессмертии. Соответственно, Вечность здесь другая — не христианская с Концом света, Страшным судом и заслуженным воздаянием, а, напротив, неотделимая от земной славы имени, от земного блеска Отечества. Здесь Вечность просвещенческая, которой можно достичь, стремясь к Совершенству.

        Главное средство осуществления столь высокой цели — воспитание искусством, позволяющим людям понять и оценить Красоту, неотделимую от почитания мудрости, уважительного отношения к художникам и, обязательно, прилежания в труде — «усовершенствования в мастерстве».

        Главное условие осуществления столь высокой цели — свободомыслие. Скажете, не нужно оговорок: подлинной свободы не было на Земле никогда? Интереснее другое. Если убрать греков, возникнет Пруссия, «признающая властелина, присвоившего себе исключительное право на величие и бессмертие за счет других людей». Вот такой расклад, показывающий, что Винкельман — этот благородный отпрыск эпохи Просвещения, многое себе позволял, а монархи, чтобы казаться просвещенными, были вынуждены многое терпеть. Продолжаем чтение «Истории»…

        Душа, жаждущая красоты, возвышается и облагораживается,
        проникнувшись ею…
        Красота — цель искусства, одна из величайших тайн природы,
        действие которой мы видим и чувствуем на себе…

        Красота — наслаждение. Счастлив тот, кто нашел чистейшие
        источники искусства и может из них утолить свою жажду…

        С большой осторожностью берется Винкельман за определе­ние сущности красоты, справедливо полагая, что задача эта не проста. «Если бы определение красоты было бы геометрически точным! А так, дать ясное понятие о ее сущности — предприятие, за которое брались многие, но всегда безуспешно». Тем не менее, в изложении ясно проступает вторая концепция…

        СУЩНОСТЬ КРАСОТЫ, ПО ВИНКЕЛЬМАНУ, ТОЖЕ ТРОЙСТВЕННА:
        ЕЕ СВОЙСТВА — БЛАГОРОДНАЯ ПРОСТОТА
        И СПОКОЙНОЕ ВЕЛИЧИЕ.
        ЕЕ ИСТОЧНИК — ПОДРАЖАНИЕ ПРИРОДЕ,

        1.Первое свойство Красоты — БЛАГОРОДНАЯ ПРОСТОТА

        Настоящая красота в высшей степени проста, она чиста,
        без цвета или вкуса, как самая чистая ключевая вода.

        Главный признак красоты — та благородная простота,
        которая проглядывает в поворотах головы,
        в общих очертаниях, в складках одежды.

        Формы высшей красоты так просты и благородны,
        что кажется будто она созидалась без всяких усилий,
        появилась как мысль и исполнилась одним дуновением.

        2.Второе свойство Красоты — СПОКОЙНОЕ ВЕЛИЧИЕ

        Наружно страстей нельзя изобразить, не повредив красоте,
        которая усмиряет страсти.
        Богам приличествует спокойное величие.
        Высшая красота представляется толпе надменной,
        даже отталкивающей. Мудрым в ней не может не открыться,
        что так и должна отражаться душа:
        не бурно, а как бы сквозь легкую, водяную поверхность.

        Одно из свойств красоты — грация: благоразумная
        кокетливость. Она выражается в мягких, волнистых линиях.
        Она сообщает величию доступность и миловидность.
        Она проявляется в легкости всех действий.
        Если фигура держит платье, то как паутинку.

        Гордость в лице Аполлона выражается главным образом
        в подбородке и нижней губе, гнев в ноздрях, а презрение
        в полуоткрытом рте; в остальных частях этой божественной
        головы царит грация, и красота ее производит
        вполне чистое впечатление, как солнце,
        изображением которого служит божество.

        3.Источник красоты — ПОДРАЖАНИЕ ПРИРОДЕ.

        Лица следует делать похожими, но в то же время и
        прекраснейшими, — высший закон, признаваемый всеми
        греческими художниками.

        Высшая красота не присуща никакому лицу, никакому
        движению души. Она заимствована от одного или собрана
        от многих в одно идеальное целое.

        Красота — не слепое копирование того, что видит глаз,
        а воспроизведение тех идеальных черт ее,
        которые созерцает ум, постигающий суть бытия,
        вселенских гармоний, разлитых в Природе.

        Высшая — идеальная красота зачата божественным разумом,
        как утверждал Платон, и воспроизводится художником,
        созерцающим умом ее возвышенные стороны.

        Греческие статуи — то, что общими усилиями создали природа,
        мысль и искусство. …у самых прекрасных людей манеры
        обыкновенно спокойны и приветливы, ибо высшая красота
        может зачаться лишь на основе размышления.

        Вот такое «подражание природе»: в духе Платоновых идей,
        пришедших из Классики, чтобы дать Классицизм…
        Есть Высшая красота — Идеальная.
        Ее творит Божественный разум.
        Она разлита в Природе в виде Вселенских гармоний.

        Высшей, Божественной, красоты не постичь
        слепым копированием того, что видит глаз.

        Божественная, красота постижима лишь умозрительно:
        с помощью созерцания — полного погружения в видимое,
        при котором раскрывается Сущность Бытия.

        Созерцая умом возвышенные стороны Красоты,
        человек может воссоздать Божественный идеал…
        И не только в произведениях искусства.
        Он может сам стать прекрасным — Богу подобным.
        И внешне, и по движениям своей души.

        Что вы говорите, прекрасные творцы эпохи Просвещения? Идеальное нельзя воплотить в Мире земном, хотя бы потому что идеальное — не реальное. Значит, предложенный Вами путь совершенствования иллюзорен. Сон прекрасный и… опасный. Когда придется проснуться, он непременно обратится ужасом — кровью и террором! «Гильотина, веселей, все на гильотину!»

        Стоп! Мы забегаем вперед: в чужое для Винкельмана время. Оно потрясет Европу через 25 лет, когда грянет Великая Французская революция. Пока не истекли сроки, следим с покорным восхищением за течением Винкельмановой мысли…

        КРАСОТА — ГЛАВНОЕ СРЕДСТВО ПРЕОБРАЖЕНИЯ МИРА
        В СООТВЕТСТВИИ С БЛАГОМ, ДАРУЕМЫМ ЗНАНИЕМ ИСТИНЫ.

        Да-да, постижение ИСТИНЫ — первооснова преобразования. ДОБРО (Всеобщее) — результат преобразования. КРАСОТА (Идеальная) — средство их реального бытия. Первоочередная задача — появление СОВЕРШЕННОГО ЧЕЛОВЕКА: произведения Природы, Мысли и Искусства по внешнему виду, по состоянию души и духа.

        Такие люди были и не только в «золотом веке» России.
        Небо над Петербургом — все то же.
        А где его лучшие дети? Где?..

<— «БЕЗУМНЫЕ ФАНТАЗИИ» ИМПЕРАТРИЦЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ

ГАВРИЛА РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН — ВИРШИ О ДОБРОДЕТЕЛЯХ РОССИЯН —>