Тема третья — художественно-практическая: РАДУГА В НЕБЕ НАД ПРЕКРАСНОЙ НЕВОЙ

Цель занятия:

дать детям возможность самим, наглядно, воочию убедиться в том, что Мироздание — система во всем, и в многоцветья тоже.

Средство осуществления цели:

раскрепостить воображение с помощью «игры в чистые цвета»,
а затем, запечатлеть результат в живописной фантазии на белом листе.

Детям предстоит сделать открытие: увидеть воочию систему ис­ходных чистых цветов. Нет, не через треугольную призму. Ее обяза­тельно покажут детям через много лет на уроке физики. Не хочу отни­мать у коллег подобного украшения школьной жизни. Ищу другой ход, опираясь на способность детей всему удивляться, а значит, постоянно делать открытия. Взрослые, чаще всего, не удивляются ничему. Дети во всем видят что-то сказочное, таинственное — то, что непременно нужно рассмотреть внимательно и… Такое увидеть!

Режиссуру занятия я строю следующим образом… Даю эмоцио­нальный толчок, заставляющий заработать воображение, вначале уви­дев каждый из исходных цветов в отдельности, а затем вместе — в радуге. Чтобы толчок возник, рассказываю сказку. Не обязательно прит­чу, не обязательно волшебную. Можно и такую — в которой действие и настроение сконцентрированы в яркую, праздничную картину…

Бежит малыш по речушке, извилистой, веселой,
играет с брызгами воды, стараясь попасть в Солнце,
чтобы не жгло так сильно, и вдруг…

Видит, как прозрачные капли воды, летящие вокруг него,
рассыпаются, становясь множеством искр разноцветных…

Начинается «игра в чистые цвета»,
поддержанная жонглированием шариков
красного, оранжевого, желтого,
зеленого, голубого, синего, фиолетового цветов.

— Одна искорка ~ красная. Как что? Отвечайте, дети, называя
только то, что всегда бывает красным…
— Щеки зимой. Нос деда Мороза или снеговика. Рубин на солн­це.
Кровь на белой простыне. Красный крест скорой помощи. Глаза у вампира…

— Другая искорка — оранжевая. Как что?
— Солнце на закате. Апельсин. Веснушки на носу…

— Третья искорка — желтая. Как что?
— Солнце на восходе. Подсолнечник. Серединка ромашки.
Цып­ленок, бегущий к маме. Яичный желток на сковороде (ой!)…

— Четвертая искорка — зеленая. Как что?
— Трава, листва. Лягушонок. Крокодил. Кузнечик в траве,
кото­рого не видно. Мутная вода с водорослями…

— Пятая искорка — голубая. Как что?
— Небо весной. Реки голубые. Голубые дали. Василек.
Голубые джинсы. Мамины глаза смеющиеся. Голубая кровь —
бывает такая у тех, кто имеет высокое происхождение (хм!)…

— Шестая искорка — синия. Как что?
— Море. Сумерки. Синяк под глазом. У мертвеца губы синие…

— Седьмая искорка — фиолетовая. Как что?
— Слива. Баклажан. Туча, готовая пролиться дождями…

Как вы думаете, есть ли черный цвет в природе — этот вопрос я задаю в конце игры. Нет, не дошкольникам, даже не первоклассникам, а тем, кто делает первые шаги на нашем пути значительно позднее. Убедившись, что кроме черной ночи дети ничего назвать не могут, я делюсь с ними своим, чисто петербургским открытием. Они ведь рас­сказывают мне про мертвецов и вампиров, вот и я не хочу отстать от них: тоже попугать «ужастиками»…

Однажды, в Белую ночь, петербургскую, фантастическую,
стоя в самом центре Троицкого моста, я любовалась
дивной панорамой с Василеостровской стрелкой посередине,
потом перевела взгляд на воду, что струилась там — внизу,
и, вдруг, почувствовала восторг и ужас. Одновременно.

Подо мной плыла Нева, не защищенная поверхностью,
отражающей свет. Я подумала и тут же нашла причину:
чудо Белых ночей в том и состоит, что свет есть, а тени нет.
Объяснение не помогло — восторг и ужас лишь возрастали…

Невские воды, лишенные блеска, казались абсолютно черными
бессветными, как Тьма кромешная, запредельная,
до рождения Солнца в Мире пребывавшая.
Лишенная покрова Нева волновалась, бурлила, хрипела, будто
старалась скрыть свою тайну и не могла ничего утаить.

Не в силах оторвать взгляда от происходящего,
я увидела в реке… Бездну, что обещала поглотить Город.
Когда?! Сейчас? Завтра? Когда-нибудь?..
Кто назовет сроки? Кто предотвратит Неизбежное?

Усилием воли я заставила себя стряхнуть наваждение
и уйти с моста раньше, чем прохожие,
беспечно наслаждающиеся красотой Белой ночи,
увидят то же, и в мирно спящем Городе возникнет паника.

Бездна шевелится! Река поднялась!
Время потекло вспять! Грядет Конец Света!
Нет, не грядет — снова тени появились,
значит, сейчас начнется восход Солнца. Смотрите…

Что такое Бездна, я детям не рассказываю, лишь произношу отчетливо, чтобы они услышали, Без-дна — то, что не имеет дна. Дети, все равно, пугаются и запоминают одно из ведущих в истории Санкт- Петербурга понятий. Маленьким детям после игры в исходные цвета Природы я продолжаю рассказывать сказку об искрах-каплях.

Насладившись игрой искор-капель в лучах сиятельного Солнца,
малыш вспомнил, что видел он, как однажды после дождя
в Небе появилась Радуга — многоцветная дуга, переливчатая.

А вспомнив свое восхищение, он понял Тайну Радуги…
На самом деле никто не красит Небо огромной кистью.
Радуга появляется, когда лучи солнечного света
наполняют цветом капельки дождевой мглы.

Радуга — чудо, многоцветное привидение,
что рождается на мгновение и гаснет.
Рождается, восхищает, исчезает, чтобы запомниться навсегда.

РАДУГА — ЧИСТОЕ МНОГОЦВЕТЬЕ,
ЧТО РОЖДАЕТСЯ ИЗ БЕЛОГО СВЕТА — БЕСЦВЕТЬЯ,
ЧТОБЫ ПОТРЯСТИ ВООБРАЖЕНИЕ ЛЮДЕЙ И,
ПРОЛИВШИСЬ КРАСКОЙ НА БЕЛЫЙ ЛИСТ БУМАГИ,
ЗАПЕЧАТЛЕТЬ ИХ ВОСХИЩЕНИЕ МИРОЗДАНИЕМ

Я вас прошу, не предлагайте детям выучить наизусть всем извес­тную подсказку для запоминания цветов, в которой действует «охот­ник». Согласитесь, подсказка эта, что выстрел, напрочь убивающий наслаждение разглядыванием дивных переливов-переходов одного цвета в другой. Расскажите им лучше о другом…

В Радуге — семь чистых цветов: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый.
В музыке — семь нот: до, ре, ми, фа, соль, ля, си.
В архитектуре — семь первичных элементов (потом расскажу).
Есть семь чудес света…

У меня семь чувств — ответил мне однажды третьеклассник Вто­рой Петербургской гимназии Петр Кармашев. Докажи — потребовали одноклассники. Петя ко всем известным пяти чувствам прибавил «инту­ицию» и «доброту», что светится в его глазах, а значит, и живет в душе. Почему все семь да семь — спрашивают, обычно, дети. Это — тайна Мироустройства, даю я им интригующий ответ.

Насладившись теоретическими играми, мы переходим к работе акварелью. На что похожа Радуга над прекрасной Невой — задаю я последний вопрос. Дети, помня свое путешествие на реку, отвечают: она похожа на огромное воздушное колесо, по которому можно под­няться в Небо, опуститься в Воды и кататься-кататься, весело смеясь. Я завершаю разговор…

Рисуйте цветными мелками, карандашами, пишите акварелью «радужное колесо»:
снаружи красный обод, потом оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и,
наконец, фиолетовый.

Когда «радужное колесо» возникнет на белом листе, я прошу детей провести через «центр» (условный, конечно) чуть заметную го­ризонтальную линию. Выше линии я прошу нарисовать силуэт Петро­павловской крепости на фоне Неба. Ниже линии — отражение Петро­павловской крепости в водах Невы. Дети рисуют и возникает на белом листе особость Петербурга…

В НЕВСКОЙ ДЕЛЬТЕ НЕ РАЗЛИЧИТЬ,
ТО ЛИ НЕБО ОТРАЖАЕТСЯ В НЕВЕ,
ТО ЛИ ВОДЫ ТОНУТ В НЕБЕ.

ЕДИНСТВО НЕБА-ВОД —
ТА ГЛАВНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ТЕМА,
ЧТО ДАЛА ГОРОД-МЕЧТУ, ГОРОД-ПРИЗРАК.

Заметили, неназойливо, но точно мы снова оживили воспомина­ние о встрече с Невой. И, даже более того, смогли впрок сформулиро­вать особенность Санкт-Петербурга как художественного произведе­ния. Через несколько лет я это понятие разовью. Думаете, дети все забудут? Нет, во-первых, эмоциональная память — долговременная, во- вторых, вокруг особости художественного образа Петербурга мы будем кружиться постоянно, как в «радужном колесе», дарящем людям вос­хищение.

Живописную фантазию на тему «Радуга над прекрасной Невой» с силуэтом Петропавловской крепости в небе и в водах дети складыва­ют в папку, в которой собираются работы по Петербурговедению. Бу­дут перебирать работы, увидят, что самое красивое в городе…
…отраженье Колонных дворцов,
По водам идущих мостов,
Шпилей и куполов Золотое свеченье.

И опять в памяти зазвучат слова…

ВСЁ В ПЕТЕРБУРГЕ — НЕВА,
ВСЁ В ПЕТЕРБУРГЕ — О НЕЙ.

Задание на дом…

Родителей я прошу прочитать детям второй сюжет из «Уроков Эстетики для ежиков» под названием «Явление Красоты» (стр. 4-5), чтобы, прослушав историю и раскрасив еще две странички книжки, дети продолжили свое, «соавторское», участие в приближении к про­блемам Эстетики.