Россетти о златоволосых прекрасных и рыцарях их

 

 

Уильям Майкл Россетти. Фото 1865 г.
Габриэль Россетти — отец художника.
Кристина Россетти с матерью. 1877.

Отец художника, Габриэле Россетти, бывший хранитель Бурбонского музея в Неаполе, принадлежал к обществу карбонариев, принимавших участие в восстании 1820 года, которое после предательства короля Фердинанда было подавлено австрийскими войсками. В Лондоне Габриэле Россетти преподавал родной язык и литературу, будучи профессором итальянского языка в Королевском колледже. В свободное время он занимался составлением комментариев к Данте. Мать, урожденная Мэри Полидори, была дочерью известного переводчика Мильтона.

В семье царил культ Данте, именно в его честь и было дано имя сыну. Отец издает «Аналитический комментарий к «Божественной комедии». Свою страсть он передает детям. Старшая дочь, Мария Франческа, написала книгу «Тень Данте», младшая, Кристина, стала известной английской поэтессой, младший сын, Уильям Майкл, — крупным литературным критиком и биографом брата. Сам Данте Габриэль уже в пять лет сочинил драму, в 13 — драматическую повесть, в 15 — его произведения уже печатают.

Первая акварель Данте Габриэля Россетти «Лаборатория». 1849. Иллюстрация к одноименной поэме Роберта Браунинга:
«В этой дьявольской кузнице, где яд, дай снадобье, чтоб отравить её, умоляю!».

Уже в первых своих работах Россетти стал искать ОБРАЗ ЖЕНЩИНЫ, ЧТО РАСКРЫЛ БЫ ТАЙНУ ЕЕ ВСЕПОБЕЖДАЮЩЕЙ СИЛЫ НАД ЛЮДЬМИ.

Вглядитесь… Казалось бы, изображена жанровая сцена: алхимик принимает драгоценности от женщины в уплату за яд для её соперницы, но женский образ уже наделён «РОКОВЫМИ ЧЕРТАМИ». Изгиб тела, цвет наряда, золотые волосы, напряженное выражение лица… Она — хищница? Нет, пожалуй…

ОНА ВО ВЛАСТИ ПАГУБНОЙ СТРАСТИ,
ЧТО ЗАТЯГИВАЕТ, КАК В ОМУТ, В МИР
ЗАПРЕДЕЛЬНЫЙ — БЕСЧЕЛОВЕЧНЫЙ…

Данте Габриэль Россетти. «Лукреция Борджиа», 1860.
Картина написана под влиянием Алджернона Чарльза Суинбёрна (1837-1909) — английского поэта, стихи и баллады которого прославляли чувственность и языческий гедонизм.

На картине мы видим Лукрецию, моющей руки после отравления мужа — герцога Альфонсо Моделью. На заднем плане Россетти расположил зеркало с отражением ее отравленного мужа и отца Лукреции Родриго. Родриго помогает герцогу ходить для для ускорения циркуляции яда в крови.

Преобладающий в картине ядовито-желтый цвет, говорит сам за себя: Лукреция — отравительница и прелюбодейка-кровосмесительница. Суинбёрн же шокировал своих знакомых художников заявлением, что она «грандиознее Иисуса Христа».

У каждого времени свои загадки и свои ответы. Нельзя не отметить другое: сильные и красивые женские волосы были фетишем Россетти. Они жили своей собственной жизнью и в то же время являлись ГРОЗНЫМ И СМЕРТЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ РОКОВЫХ ЖЕНЩИН, как сети самки паука.

Данте Габриэль Россетти. «Кровосмесительное семейство Борджиа». 1862. Реакция на сексуальную распущенность, характерную, по слухам, для папства эпохи Возрождения. Иллюстрация положения: сила порока — в рыжих волосах.

Отец Лукреции — Родриго Борджиа — в конечном итоге стал Папой Александром VI . Какова роль Лукреции в интригах, не очевидно. Некоторые слухи сохраняются на протяжении многих веков, прежде всего они спекулируют на характере экстравагантных отношений между членами семьи Борджиа. Многие из них касаются утверждений кровосмешения, отравления, убийства. Реальных подтверждений этих слухов не найдено, помимо заявления конкурентов Борджиа. Также ходят слухи, что Лукреция имела набор полых колец, где хранился яд, чтобы незаметно отравлять пищу. Семья Борджиа стала олицетворением безжалостной, бескомпромиссной политики и сексуальной распущенности, характерных для папства эпохи Возрождения.

Данте Габриель Россетти. Портрет Алджернона Чарльза Суинбёрна (1837-1909). Считается, что Суинбёрн был декадентом, возможно, он больше говорил о пороках, чем потворствовал им. У Россетти свое объяснение: поэт был слаб и попал в златокудрый полон…

Во время учебы в университете Суинбёрн общался с прерафаэлитами, его лучшим другом был Данте Габриэль Россетти. После окончания колледжа жил в Лондоне, где и начал активно писать стихи. Россетти был в восторге от своего «маленького нортумберлендского друга». Фрагмент из его «Книги начал»…

Так все противоречия сошлись
И в людях явлены, и будут впредь;
Диктует век, записывает жизнь,
И снова сургучом скрепляет смерть.

Одним — взойдет соблазном черный плод,
Прельстив медовым вкусом на губах,
Другим, в ком семя белое взойдет, —
Весь век свой жить в печалях и трудах.

Того, чью душу сладкий плод прельстит,
Презрят, но примут власть его и суд;
Того ж, кто в сердце горький плод взрастит,
Почтут за Бога и за ним пойдут.

Из этих двух семян весь мир возник,
Все вещи, человек и жизнь сама;
Во чреве дня таится ночи лик
И свет еще вынашивает тьма.

ВОЛОСЫ, ОСОБЕННО РЫЖЕВАТО-ЗОЛОТЫЕ,
КАШТАНОВЫЕ — СВИДЕТЕЛЬСТВО СИЛЫ ПОРОКА,
КОТОРЫМ ИЗНАЧАЛЬНО ОДЕРЖИМА ЖЕНЩИНА
(по мнению Россетти).

Все натурщицы Россетти обладали роскошными волнистыми или вьющимися волосами, — золотистыми, рыжими или черными, но всегда яркими. Известно, что художник мог в любой момент броситься вдогонку за какой-нибудь запримеченной в толпе обладательницей копны ярких густых волос.

Данте Габриель Россетти. «Рождественский хорал»,1857.

МУЗЫКА ЛЬЕТСЯ КАК ЗОЛОТЫХ ВОЛОС СТРУЕНИЕ. ЭТА МУЗЫКА БОЖЕСТВЕННА?
ИЛИ ОНА — ДЬЯВОЛЬСКОЕ НАВАЖДЕНИЕ?

Данте Габриель Россетти. «Рождественский хорал»,1855.
Параллель: Сонет Россетти XXVIII. «Свет души».

ДЕВА ЧЕРНОВОЛОСА… ОНА СМИРЕННА?
МУЗЫКА РОЖДЕНИЮ СПАСИТЕЛЯ ПОСВЯЩЕНА?
ДЕВА ПОЕТ САМОЗАБВЕННО…
О ЛЮБВИ СВОЕЙ ПОЕТ ОНА…

Кого так полюбил бы на земле я?
Когда любовь достигнет полноты?
Утихла страсть, исполнились мечты,
Но, как заря рождается, смелея,
Пока черна глубокая аллея,
Уже дрожишь и воскресаешь ты,
И тянутся из рук Любви мосты,
Росою свежевыпавшей алея.

Стремится путник радостно вперёд
При свете дня, затем глубокой ночью
Огонь созвездий видит он воочью,
А после — восхитительный восход.
Так блещет и душе моей в ответ
Любви безмерной переменный свет.

Данте Габриэль Россетти. «Вчерашние розы». 1862.
Хочу проиллюстрировать видимое стихами Кристины Россетти — сестры художника: «Где они растут, эти розы?»

— Где они растут,
розы сказочно белые?
— Поищи в саду,
среди прочих цветов.
— Что ты, в том саду
лишь листья помертвелые
Вздрагивают тихо от осенних холодов.

— Где они растут,
розы нежные, чайные?
— Да известно где,
у ворот погляди.
— Что ты, те ворота
снега необычайные
Завалили так, что ни проехать, ни пройти.

— Где они растут,
розы пламенно алые?
— На лужайке, там,
у высокой сосны.
— Что ты, этот луг
февральские талые
Воды затопили с наступлением весны.

…Нынче непогода: и ветер, и стужа.
Но настанет время
и для наших роз.
Голые кусты и холодные лужи
Сменит время майских
непрошеных гроз.
Кончатся морозы. Расцветут и розы.

Данте Габриель Россетти. «Возвращение Тибулла к Делии». 1858. Из античной биографии известно, что Альбий Тибулл (около 50-19 гг. до н.э.) происходил из сословия всадников, принимал участие в Аквитанском походе Мессалы (30 г.).

В элегиях поэт постоянна изображает себя бедняком, ненавидящим кровавые войны. Первый сборник Тибулла посвящен Делии. В первой элегии поэт рисует свой идеал жизни: он мечтает всю жизнь прожить на лоне природы, совершая старинные сельские обряды и наслаждаясь обществом своей возлюбленной…

Слава меня не влечет; лишь Делия вместе была бы,
Пусть тогда назовут слабым, ленивым меня.
Лишь бы глядеть на тебя,
когда час мой последний настанет,
Лишь бы обнять я тебя мог ослабевшей рукой!
(Кн. I, элегия 1, ст. 53-56)

На самом деле при своем возвращении из похода поэт находит красавицу во власти какого-то богача (I, 5), так что все радужные мечты Тибулла должны рассеяться.

Кто виноват? Златокудрая Делия…

Данте Габриэле Россетти. «Святой Георгий и принцесса Сабра». 1862. Сказал тогда св. Георгий: «Ничего теперь не бойся, честнáя дева, ибо я помогу тебе во имя Христа!» «Золотая легенда». ок. 1250. (изд. Уильям Кэкстон, 1483

То — картина на темы святых страстотерпцев
в мажорно-праздничном (победном) стиле…

Согласно преданию, святой Георгий родился в Каппадокии между 275 и 285 г. н.э., и умер в Никомидии. Он происходил из хорошей христианской семье, его мать Полихрония происходила из Палестины, отец Геронтий, был офицером римской армии. Георгий пошел по стопам отца и выбрал военную карьеру — дослужился до военного трибуна, а затем был переведен в гвардию императора Диоклетиана. Когда император-язычник издал указ, приказав арестовать и казнить всех солдат-христиан, если они не принесут жертву римским богам, Георгий отказался приносить жертву идолам. Диоклетиан, не желая потерять одного из своих лучших военачальников, обещал ему щедрое вознаграждение в обмен на языческое жертвоприношение, но Георгий был непреклонен. Его казнили через усекновение главы мечом, после мучительных пыток, 23 апреля, 303, под стенами Никомидии.

Данте Габриэле Россетти. «Свадьба Святого Георгия и принцессы Сабры». 1857 г. Нам Георгий победоносец видится другим. В принципе в легендах нет различий: побежденный Дракон хрипит в ящике, жители города бьют в колокола.

Действие происходит в легендарном городе Силене в Ливии. Дракон охранял озеро и, чтобы получить воду, люди каждый раз отдавали дракону двух овец, но вскоре дракон потребовал, чтобы ему отдавали молодых девушек. Так случилось, что жребий пал на дочь местного правителя (в некоторых источниках ее называют Сабра), тот предложил все свои богатства, но жители, потерявшие своих дочерей, были равнодушны к его мольбам. Нарядили принцессу в подвенечное платье и привязали к дереву возле озера. На ее счастье в окрестностях озера путешествовал св. Георгий под видом простого воина. Увидев принцессу, он предложил ей свою помощь и стал поджидать дракона, несмотря на то, что девушка умоляла его бежать как можно быстрее. Дракон не заставил себя ждать и поначалу даже обрадовался, что девушка пришла не одна. Но св. Георгий вскочил в седло, осенил крестным знамением меч Аскалон и нанес удар. Дракон сразу присмирел и потерял аппетит. Затем св. Георгий снял поясок с талии принцессы, привязал дракона и на поводке привел его в город. Перепуганные обыватели просили убить чудовище и св. Георгий не стал отказывать. Все жители Силены приняли христианство, а правитель на месте смерти дракона воздвиг храм в честь Пресвятой девы Марии и святого Георгия. В алтаре храма бил источник, который исцелял от всех болезней.

Данте Габриель Россетти. «Напев Cеми Башен» 1857.
Термин «Семь Башен» получил хождение в 1927 году после публикации книги Уильяма Сибрука «Приключения в Аравии среди бедуинов, друзов и Дервишей».

Вильям Си́брук (1884 — 1945) — американский оккультист, исследователь, путешественник и журналист. В главе, посвященной йезидам, речь ведется о СЕМИ БАШНЯХ, с помощью которых «священство Сатаны» «распространяет оккультные вибрации» и сеет Зло в мире.

В пору Россетти книга Сибрука еще не написана. И однако, это ничего не значит, ибо Йезидизм — древняя гностическая религия неясного происхождения. Ее последователи — этнические курды — поклоняются ангелу-демиургу, которому Бог отдал в управление тварный мир. Имя этого ангела Азазил, однако йезиды предпочитают называть его ангелом-павлином или царем-павлином, С другой стороны, Азазил есть никто иной, как Азазель книги Еноха (2 Ен 8) — один из падших ангелов, «сынов Божьих», бравших в жены «дочерей человеческих».

Я не нашла ни одного толкования содержания картины, но что-то мне подсказывает, имеет оно отношение к вере йезидов. Картину пересекает древко хоругви — церковного знамени. На его полотнище изображены СЕМЬ БАШЕН, ЛЮТНЯ и РОЗА. На втором плане — юноша в восточном тюрбане. Рыцарь, по-видимому — СТРАЖ СЕМИ БАШЕН. Прекрасная дева в красном одеянии и с белым монашеским головным убором исполняет САТАНИНСКИЕ НАПЕВЫ — тоже прекрасные, но порождающие зло. Служанка, впавшая в полное уныние, свидетельствует, в чем это зло…

Данте Габриель Россетти. «Мария Магдалена, покидающая дом наслаждений». Для Россетти сомнений нет: то золотоволосая блудница, что, услышав проповеди Христа, решила очиститься от греха.

Мари́я Магдали́на — преданная последовательница Иисуса Христа, христианская святая, мироносица, которая, согласно евангельскому тексту, следовала за Христом, присутствовала при Распятии и была свидетельницей его посмертного явления.

Православие почитает её исключительно как мироносицу, излеченную от семи бесов и фигурирующую только в нескольких евангельских эпизодах, а в традиции католической церкви долгое время было принято отождествлять с нею образ кающейся блудницы и Марию из Вифании.

Данте Габриель Россетти. «Мария Магдалена у дверей дома Симона-фарисея», Художник 5 лет работал над картиной, в которой изображена победа Христианства над язычеством…

История рассказана в Евангелии от Луки (глава 7. Стих 37, 38) :И вот женщина, того города, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алебастровый сосуд с миром; И, ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. Далее (Стих 47): …прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много…

ОБЛИВАНИЕ НОГ СПАСИТЕЛЯ СЛЕЗАМИ,
ОТИРАНИЕ ИХ ВОЛОСАМИ —
РИТУАЛ ОТРЕЧЕНИЯ ОТ ГРЕХА.

Данте Габриель Россетти. «Кассандра». Перед нею стоит Парис — виновник Троянской войны. Пророчица пытается спасти Трою от гибельной для нее войны, но никто ее пророчествам не верит.

Кассандра — в древнегреческой мифологии троянская царевна, дочь Приама и Гекубы. Согласно большинству мифов, Кассандра обладала даром пророчества, который она получила от Аполлона, домогавшегося любви красавицы. Получив дар пророчества, Кассандра нарушила обещание, данное Аполлону, и он не вкусил её любви. В отместку Аполлон сделал так, чтобы пророчествам Кассандры никто не верил.

Похоже, по мнению Россетти, роскошнокудрой Кассандре не верил народ по другой причине: ее вид не внушал доверия. В ином случае не было бы Троянской войны…

Данте Габриель Россетти. «Смерть леди Макбет».
В центре: лорд Макбет — безвольный человек, и леди Макбет — злая искусительница (заметьте — с роскошной шевелюрой). Кроме них — слуга и две служанки. Леди умирает, огласив замок ужасным криком.

Предсказание ведьм не заставило бы безупречного Макбета пойти на предательство и убийство, если б не настойчивая супруга, мечтающая стать королевой Шотландии. И вот тут-то выясняется, что Макбет – такой храбрый и несгибаемый на поле брани – дома до смерти боится своей жены. А уж она-то знает, как из мужа верёвки вить… Два «классических» приёма манипулирования, которыми пользуются дамы с древнейших времён и до наших дней: «Ты меня не любишь» и «Ты трус, ты тряпка». И подкаблучник сдаётся!

Но назвать героиню бессовестной всё же нельзя. Как говорят психиатры, «если совести нет – развивается истерия, если совесть есть – развивается невроз». У леди Макбет развивается невроз навязчивых состояний: она блуждает по замку, силясь отмыть руки от «несмываемой» крови… Даже она – образец коварства и беспощадности – не может жить с таким грузом – и умирает. «Ей надлежало бы скончаться позже», – с досадой замечает Макбет. И его того, что на него свалилось, без её «поддержки».

Трагедия завершилась. как должно.

Данте Габриель Россетти. «Леди Шалотт». 1857 г.
То — героиня баллады английского поэта Альфреда Теннисона, основанной на средневековом источнике интерпретацией легенды из «Артуровского цикла».

На прекрасной Элейн лежит проклятье: она обязана оставаться в башне на острове Шалотт и вечно ткать длинное полотно.

«Осина тонкая дрожит,
И ветер волны сторожит,
Река от острова бежит,
Идя по склону в Камелот.
Четыре серые стены,
И башни, память старины,
Вздымаясь, видят с вышины
Волшебницу Шалот».

Однажды она видит в зеркале, как сэр Ланселот скачет в Камелот, и покидает комнату, чтобы поглядеть на него из окна. В ту же секунду исполняется проклятье, гобелен распутывается, а зеркало трескается.

Лодка приносит тело Элейн в Камелот…

«В дворце веселый смех погас,
«О, Господи, помилуй нас!» –
Молились все, греха страшась,
И только рыцарь Ланселот,
Подумав, молвил, не спеша:
«Лицом, как ангел, хороша,
Да упокоится душа
Волшебницы Шалот!».

Ланселот не откликнулся на любовь «Леди Шалотт»,
потому что любил Гвинерву — супругу короля Артура.

Данте Габриель Россетти. «Сэр Ланселот в королевской спальне». То — герои поэмы «Смерть Артура» Уильяма Мэлори.
Для Гвинервы (перевоплощенной Элейн из Шалотта) позировала Джейн Бёрдан — вторая натурщица-возлюбленная Россетти.

Когда Элейна влюбилась в сэра Ланселота, ее отец позвал ворожею, чтобы она перевоплотила его дочь в даму сердца Ланселота — королеву Гвиневру, и Элейна могла провести с рыцарем желанную ночь. Наутро Ланселот понял, что его обманули, рассвирепел и выхватил меч. Элейна умоляла простить ее и сказала, что у нее будет ребенок. Ланселот отказался от ее любви и, взбешенный, покинул замок. Сыну Элейны и Ланселота — Галахаду — предназначено было стать совершенным, идеальным рыцарем и обрести Святой Грааль.

Данте Габриель Россетти. «Святой Грааль».

Мэлори рассказывал, что после рождения Галахада сэр Борс пришел к королю Пеллесу и его дочери Элейне, чтобы сообщить, что сэра Ланселота уже полгода держит в заточении Фея Моргана. Он увидел на руках Элейны младенца, узнал в нем сына сэра Ланселота и заплакал от радости. В залу влетела белая голубица с золотой курильницей, появилась девица со Святым Граалем и произнесла: «Знай же, сэр Борс, что этот младенец, сэр Галахад, займет Погибельное сиденье и достигнет Святого Грааля, и будет он рыцарем, много превосходящем сэра Ланселота, своего родного отца».

Данте Габриель Россетти. «Сэр Галахад в разрушенной часовне». Вариант, выполненный в цвете.

Незаконнорождённый сын Ланселота и леди Элейн, Галахад с детства воспитывался монахами в монастыре. Юноша вырос крайне религиозным, прославился своей галантностью и чистотой. В день Пятидесятницы Галахад прибыл в Камелот, чтобы стать рыцарем короля Артура. Молодой рыцарь сел в запретное Гибельное Сиденье, которое считалось предназначенным лишь для достойнейшего из достойных, кому покровительствует Сам Бог.

В итоге Галахад оказывается единственным рыцарем, которому Грааль даётся в руки. После чего Галахад исчезает, и возносится на небеса как святой.

Данте Габриель Россетти. «Сэр Галахард, сэр Борз, сэр Персиваль были напитаны Святым Граалем, но сестра сэра Персиваля умерла». 1664 г.
Вдруг – дивный свет в тиши разлился нежно, —
Три ангела Святой Грааль несут.
Стройны и в одеяньях белоснежных,
На крыльях золотых они плывут.
Блаженное виденье! Кровь. Пресуща!
Душа моя оковы плоти рвет,
И, покидая славу дней минувших,
Лечу я в многозвездный небосвод…
Данте Габриель Россетти. «Последняя встреча Ланселота и Гвиневры над гробницей Артура». 1855. Гвиневра отказывается покинуть обитель и поехать с Ланселотом. Через три года она умирает, став перед смертью аббатисой.

Любовь Гвиневры и Ланселота — одна из хрестоматийных историй в европейской литературе. Её значение в том, что наряду с романом Тристана и Изольды она стала неотъемлемой частью средневековой куртуазной литературы. Ланселот — рыцарь, верно служащий своей Прекрасной даме, она отвечает ему взаимностью, а муж не вызывает у читателей особого сочувствия, настолько прекрасна эта Любовь. При этом Ланселот, вассал короля, нарушает обеты феодальной верности.

Данте Габриель Россетти. «Тристан и Изольда, пьющие любовный напиток». 1867 г. Возможно, как предполагают некоторые исследователи, история Ланселота и Гвиневры представляет собой «куртуазную» переработку сюжета о Тристане и Изольде.

Источник — прозаический «Роман о Тристане»… Тристан рано осиротел и, скрываясь от козней мачехи, попал ко двору своего дяди — корнуэльского короля Марка, Тот заботливо воспитал его, намереваясь, по причине своей бездетности, сделать преемником. Юный Тристан оказывает своей новой родине большую услугу, убив в единоборстве ирландского великана Морхульта, взимавшего с Корнуэльса живую дань. Сам тяжко раненый отравленным оружием Морхульта, Тристан садится в ладью и плывет наудачу в поисках исцеления, которое он получает в Ирландии от белокурой принцессы Изольды, искусной во врачевании. Позже, когда вассалы понуждают Марка жениться для получения законного наследника, Тристан добровольно ищет ему невесту и привозит Изольду. Но в пути они выпивают по ошибке любовный напиток, приготовленный матерью Изольды для обеспечения прочной любви между нею и мужем. На корабле между Тристаном и Изольдой возникает ЛЮБОВЬ, РОЖДЕННАЯ СУДЬБОЮ.

Мэлори снимает трагизм легенды, отбрасывает скорбный финал — Тристрам и Изольда остаются живы и здоровы.

Данте Габриель Россетти. «Дева Святого Грааля». 1856.
Акварель написана для Уильяма Морриса — друга художника.

У «Девы Грааля» — яркие золотисто-каштановые волосы, ниспадающие потоком, изумрудно-зеленое платье. Золотой потир наполнен до краев темно-красной кровью. Она держит корзину с хлебом, а одна рука поднята, словно в благословении. Над головой в сияющем золотистом нимбе изображена белая голубица с золотой курильницей в клюве. Кровь и Хлеб — главное в ритуале причащения Верой в Христа.

Данте Габриель Россетти. «Святая Екатерина Сиенская» (1347—1380) — монахиня доминиканского ордена, прославившаяся подвигами милосердия и мистическими видениями. Справа — Доменико Беккафуми, рисующий ее портрет.

В правой руке Святой — «Колесо Фортуны», соотнесенное с колесованием — распространенным в Средние века способом смертной казни. Значит, оно может истолковываться как ОБРАЗ СМЕРТИ — наказания за ГРЕХ, НЕПРЕЛОЖНОГО КАК КОСМИЧЕСКИЙ ЗАКОН.

В чем греховна Святая? Уточнение может объяснить заодно, почему Россетти выбрал из сонма страстотерпиц именно ее — Екатерину Сиенскую… Она обладала веселым и деятельным характером. В возрасте семи лет, по собственному рассказу, решила посвятить свое девство Христу. Её семья принуждала девушку к браку, но… Екатерина обрезала свои волосы, «которыми она так много нагрешила и которые так возненавидела». За непокорство родители заставили её заниматься всей работой по дому. Увидев, как к ней на голову спускается голубь, они поняли, что это знак её предназначения и перестали ей препятствовать.

ВОЛОСЫ… ВСЕ ДЕЛО В ВОЛОСАХ…

Данте Габриэль Россетти. «Голубой кабинет». 1857.
Здесь тоже звучат прекрасные напевы, но не сатанинские, а посвященные Деве Марии, уже потому что голубой — ее цвет.
Какая Музыка звучит? Звучит Музыка Любви…

Звучит «Аве Мария» (лат. Ave Maria — «Радуйся, Мария») — католическая молитва к Деве Марии, названная по её начальным словам. Эту молитву называют также ангельским приветствием, так как её первая фраза представляет собой приветствие архангела Гавриила, сказанное им Марии в момент Благовещения.

Радуйся, Мария, благодати полная!
Господь с Тобою;
благословенна Ты между женами,
и благословен плод чрева Твоего Иисус.
Святая Мария, Матерь Божия, молись о нас, грешных, ныне и в час смерти нашей. Аминь.

Данте Габриель Россетти. Десять дев воительниц — искусительниц, каждая из которых пышногрива несказанно…

 

<—Россетти о вере, надежде, любви… платонической — по Данте

Россетти: La femme fatale—>

Оставить комментарий: