Третья тема — художественно-практическая: СОЛНЦА СВЕТ И УБЕГАЮЩИЕ ТЕНИ*

Цель занятия:

развитие способности, внимательно разглядывая Мир,
улавливать в видимом нравственно-эстетические сути,
определяющие, что такое ЖИЗНЬ.

Средства осуществления цели:

— изложение сказки-притчи о том,
что понял «пещерный человек», увидев,
как борются друг с другом цвета «радужного семицветья»;
— выполнение живописного задания на тему «Рождение
Светлого Дня», закрепляющую нравственно-эстетический
опыт постижения Законов жизни земной.

Дети уже рисовали при первой встрече свои портреты. Рисова­ние это было необходимо, чтобы закрепить знакомство в дружеском акте дарения автопортрета своему учителю, узнающему заодно и имя дарителя, написанное на листе. Без подобного действа освоение имен затягивается и мешает дружескому общению. Применительно к Петербурговедению такое рисование имело лишь прикладной смысл.

Дети уже писали акварелью все, что хотели, увидев в листе бума­ги «окно в мир». Именно это «открытие» при выполнении задания было главным, так как в нем содержится установка на самостоятельное твор­чество — движимое собственным воображением, что крайне необходи­мо, если процесс узнавания окружающего ребенка мира превращается в постижение. Применительно к Петербурговедению подобная живопись имела лишь методический смысл.

Дети уже нарисовали «радужное колесо» — радугу-дугу в Петер­бургском небе и отражение радуги-дуги в Невских водах. И не только, дети уже разделили «колесо» по линии горизонта двумя силуэтами Петропавловской крепости — реальным и отраженным. Тем самым они выделили «семицветье» в качестве факта Мироустройства. Тем самым они связали законы Мироустройства с Петербургской образностью — Петербургской двойственностью. Применительно к Петербурговедению выполнение этого задания имело чрезвычайно-важный — сущностно- систематизационный, смысл.

Совсем недавно — при составлении «философского словаря», мы превратили «семицветье» в «радужно-симеричную систему нравственно­эстетических ценностей». В этой системе нам предстоит работать в дальнейшем при выполнении живописных заданий первого года «взрос­ления вместе с городом», чтобы развить умение детей «СМОТРЕТЬ И ВИДЕТЬ». Да, в процессе «взросления вместе с городом» живописные задания будут выдаваться не для того, чтобы дети приобрели навыки работы с красками, не для того, чтобы они изучили ряд живописных техник и смогли пользоваться ими. Самое главное в этих заданиях будет заключаться в развитии умения «СМОТРЕТЬ И ВИДЕТЬ».

СМОТРЕТЬ НА ВНЕШНЕЕ, ЧТО ОТКРЫТО ЗРЕНИЮ.
ВИДЕТЬ ВНУТРЕННЕЕ, ЧТО ПОСТИГАЕТСЯ СЕРДЦЕМ И УМОМ.

При выполнении первого собственно Петербурговедческого жи­вописного задания нам придется понять, какова та внутренняя сила, что позволяет «семицветью» воплощаться в неисчерпаемом многообра­зии живых цветовых сочетаний. Напоминаю содержание «семицветья» в расширенной трактовке (не для детей — для их учителей)…

Наличие «симеричной системы» — Вселенский факт,
запечатленный и на Небе в «радужных письменах».
Сомневайся — не сомневайся: все едино. Лучше считывай!
Считывай, в Небо глядя, с происходящим на Земле увязывая…
Считывай, соотнося с опытом людей, что никогда не перестанут
стремиться к постижению тайн Мироустройства…

КРАСНЫЙ цвет кровавый — цвет КРАСОТЫ, кровью омытой.
ОРАНЖЕВЫЙ — цвет ДОБРА желанного и обещанного.
ЖЕЛТЫЙ — природный цвет СОЛНЦА светлого, чистого.
ЗЕЛЕНЫЙ — природный цвет ЖИЗНИ на Земле, благодатной.
ГОЛУБОЙ — цвет ПРАВДЫ, известной лишь Небесам,
что разглядывают Землю из своих далей, со своих высот.
СИНИЙ — цвет ВЫСОКИХ ТАЙН, лежащих в далях далеких,
Недостижимых — Непостижимых, необычайно притягательных
для одержимых Духом странствований.
ФИОЛЕТОВЫЙ (пурпурный) — цвет СЛАВЫ и ПЕЧАЛИ.
Они нераздельны, так как достижение того, что невозможно,
— предел, за которым лежит Пустота…

Поищем ответ на стоящий перед нами вопрос — какова та внут­ренняя сила, что позволяет «семицветью», воплощаться в неисчерпае­мом многообразии живых цветовых сочетаний. И сделаем мы это един­ственно возможным образом — вглядевшись в «радужное колесо»…

Очевидно (духовному зрению — очам, видно),
в «радужном колесе», в Небе-Водах возникающем-затухающем,
есть два пограничных цвета, два теплых, два холодных,
есть еще один, срединный цвет — результативный:
все и вся в себя вбирающий, все и вся из себя рождающий.
Срез по «радужному колесу» это подтверждает…

Левый, внешний, пограничный цвет — КРАСНЫЙ.
То — явленная, воплощенная КРАСОТА МИРОЗДАНИЯ.
>Красота несказанная, во спасение людям данная,
гибель Миру несущая, а может быть, новое возрождение.

Два теплых цвета — ОРАНЖЕВЫЙ и ЖЕЛТЫЙ.
Желтый цвет — природный Солнечный свет.
Оранжевый — цвет Добра, окрашенный
мольбой и надеждой на Счастье или
«жаром сердца» человеческого.

Срединный цвет — ЗЕЛЕНЫЙ, потому что это —
природный цвет ЖИЗНИ на земле.
Во благо Солнцем дающейся, в наказание
Солнцем отнимаемой. В цвете этом — средоточие
намерений, желаний, целей: Вселенских, Земных, человеческих.

Два холодных цвета — ГОЛУБОЙ и СИНИЙ.
В них растет отстраненность от земных реалий,
при которой Голубизна небесных далей чистых,
набирая все большую глубину, начинает дышать
Синими далями — Космическими, от Земли уводящими
в безграничность Пространств, в бесконечность Времен.
Седьмой цвет — ФИОЛЕТОВЫЙ (пурпурный),
горение на костре Славы с холодом Смерти смешивающий.
Он лежит на границе между Бытием и Небытием Мироздания.
В нем сила холодных цветов борется с силой теплых.

Что ждет Вселенную? Смерть или жизнь — вот в чем вопрос.
Победят теплые цвета — «радужное колесо» в Небе-Водах
продолжит кругов Вселенских верчение.
Победят холодные цвета — распадутся «круги Бытия»,
и в Мире вновь воцарятся Пустыня-Пустота и Вечность.

Что ждет Вселенную: смерть или жизнь? Поведай,
«радужное колесо» — цветом в Небе-Водах писаные законы
Его Сиятельства Пространства — Его Величества Времени.

Как рассказать ребенку о взаимоотношениях цветов в «симерич­ной нравственно-эстетической системе»? Может быть, убояться слож­ностей философических и вообще не рассказывать ему об этом? Ведь жили дети без подобных сведений раньше и сегодня живут? Живут, но как, подумайте. Не понимая языка цветовых отношений. Видя в живо­писи лишь изображенные на полотне события. А значит, никогда не ощущая эстетических восторгов, вызвать которые стремятся и живо­писные пятна на полотне, и «небесные письмена», рождаемые восхода­ми и закатами Солнца на Небе. И никто не знает, сколько людей, из-за необразованности своей, не предпринимает попыток выразить чувства с помощью живописных средств. А соответственно, никто не знает, в скольких людях гибнет «искра божья», небрежением к детской талант­ливости погашенная. Вот такие проблемы. Мои — конкретнее…

Не владея художественным языком свето-цветовых отношений,
ребенку не понять Петербургской образности, что в самом
главном определена свето-цветовыми феериями, каждый день
разыгрываемыми Небом над Невой.

Встав перед подобной проблемой, я должна была решить, как посвятить ребенка в глубинный смысл борьбы теплых и холодных цве­тов. Как?! Продолжая рассказывать сказку-притчу о «пещерном чело­веке», переживающем под воздействием картин Земли различные чув­ства: от смертельного ужаса до возвышающих душу восторгов. Если иного решения нет, вперед…

Сказка-притча о том,
что понял «пещерный человек», увидев,
как борются друг с другом цвета «радужного семицветья».
В кульминационном месте звучит композиция
Пауля Винтера «Праздник музыки Земли».

Уверяю вас, мои милые дети, события, происходящие
с «пещерным человеком», не только радости полны,
но и весьма-весьма печальны. Казалось бы, что
может быть лучше, а вот, поглядите…

«Пещерный человек» издал Первый клич восторга! А-а-ах!
Затем научился из звуков выстраивать созвучия! Слова-а-а!
Затем стал пополнять свой словарный запас! И как?!
И так заговорил! Так заговорил!

Так заговорил, что выделил себя из Природы.
Более того — противопоставил себя ей и…
Положил начало печалям своим без счета.

Ау, где выход?.. Не то позади. Не то впереди.
Что посередине? Человек, что должен’ жить достойно.
И задумался человек над вопросом, что есть ЖИЗНЬ.
Даже аппетит, даже сон потерял.

Вышел он Ночью темной, холодной из… Нет, еще из пещеры,
едва согретой, освещенной тусклым пламенем очага.
Посмотрел на Небо-Воды, сурово-молчащие во Тьме Ночи.
Поискал Землю — не нашел, зато увидел Нечто…
Страшное! Очень страшное!! Страшное до смерти!!!
ЧЕРНАЯ НОЧЬ затаилась в надежде, что удастся ей,
властолюбивой, не уступать своих прав СВЕТЛОМУ ДНЮ.

Из-за «спины» радужных шаров
(непременно находящихся в кабинете Петербурговедения)
достаю семь ЧЕРНЫХ ШАРОВ и выстраиваю их в новый ряд,
что должен рассказать о таинстве Рождения Светлого Дня.

Черная Ночь — бессветная, мертвым сном спящая,
будет Всегда — будет Вечно???!!!
Содрогнулся от ужаса человек, запечалился.
Понял он, если Солнце не взойдет, все, что родилось,
будет вынуждено умереть. Он сам. Его дети, кошки, собаки.
И его жена. И даже Земля со всем, что есть на ней…
Потому что… Потому что… Потому что…

Поднялись в сознании человека какие-то емкие слова,
выстроились друг за другом неразрывными парами…
СВЕТ — ТЬМА, ТЕПЛО — ХОЛОД, ЖИЗНЬ — СМЕРТЬ,
ДОБРО — ЗЛО, СЧАСТЬЕ — ГОРЕ. Постояв некоторое время,
не знаю какое, пары слов превратились в мысли…

СВЕТ И ТЕПЛО ДАРУЮТ ЖИЗНЬ.
В НИХ — ДОБРО И СЧАСТЬЕ ЗЕМЛИ
И ВСЕГО, ЧТО ЕСТЬ НА НЕЙ.

ТЬМА И ХОЛОД ПРИВОДЯТ К СМЕРТИ.
В НИХ — ЗЛО И ГОРЕ ЗЕМЛИ
И ВСЕГО, ЧТО ЕСТЬ НА НЕЙ.

«Откуда я знаю это? Где слышал? Когда увидел?» — подумал человек, не смог найти ответа, но закричал… «Солнце, взойди, не дай погибнуть! Взойди, о Солнце!» Прокричал человек слова эти во всю силу голоса своего и не поверил, что его горячая мольба будет услышана в черной Ночи. Бессветной. Бесцветной. Безмолвной.

И вдруг!
Увидел, нет, скорее почувствовал человек, что-то изменилось!
В черной Ночи, замыслившей недоброе, возник цвет… Какой?!
Едва различимый, едва отличимый, еще темный и уже цветной.
В черной Ночи возник ФИОЛЕТОВЫЙ ЦВЕТ.
Замерцал в черноте всполохами живыми-горячими.
Заиграл в черноте оттенками мертвенно-холодными.
Тучами кроваво-мрачными наполнил Небо.
Туманами с проблесками холодными заклубился над Водами.
И… Проник в душу обещанием Рождения Светлого Дня.

Из «симеричного радужного ряда» достаю ФИОЛЕТОВЫЙ ШАР,
ставлю перед правым черным шаром,
начиная новый «симеричный ряд».

Показываю заранее подготовленную
цветовую композицию:
черное Небо в фиолетовых тучах,
черные Воды в фиолетовых клубах тумана,
Земля «безвидна и пуста»
(как при библейском Сотворении мира).

 

 

 

«Нет, не быть тому!» — страшным голосом взвыла Ночь
и принялась гасить-тушить, чернотой заливать
всполохи цвета горячего, отсветы цвета холодного.

И вдруг!
Просветлела, золотом зажелтела узкая полоса,
что горизонтом мудрецами называется.
ЖЕЛТЫЙ ЦВЕТ отделил Воды от Неба и началось…
таинство Рождения Светлого Дня — Нового Мира…

Достаю ЖЕЛТЫЙ ШАР,
ставлю перед третьим справа черным шаром — туда,
где он должен стоять в «симеричном радужном ряду»

Показываю следующую
цветовую композицию:
фиолетовые Небо-Воды
в клубящихся облаках-туманах
разделены посередине
желто-золотой полоской Света.

Сначала возник новый цвет, столь же таинственный — СИНИЙ.
СИНЕВОЙ проявились в Небе холодные дали Космические.
СИНЕВОЙ пролились глубины Вод холодных, неисчерпаемых.
СИНЕВОЙ укрылась Земля, едва различимая, уловимая,
еще безвидная, но уже прекрасная, как мечта, как надежда.
СИНЕВА поглотила стоны Ночи. Стоны застыли в СИНЕВЕ,
превратившись в шепот Утра предрассветного.

Достаю СИНИЙ ШАР,
ставлю рядом с фиолетовым шаром — туда,
где он должен стоять в «симеричном радужном ряду».

Показываю следующую
цветовую композицию:
синие, спокойные Небо-Воды
разделены по горизонту удвоенной полоской
синей Земли реальной и ее отражением
(как в Петербурге)

И вдруг!
Золотом зажелтевшая узкая полоса расширилась в полнеба
и в ее сиянии возникло из Вод восходящее над Землей Светило.
Тоже золотисто-желтое? Нет — ОРАНЖЕВОЕ: пробивающееся сквозь
утренний туман обещанием Добра, столь желанного для всего и вся…
Для Неба, Земли и Вод. Для всего-всего, что есть на Земле, в Небе и Водах.

Достаю ОРАНЖЕВЫЙ ШАР,
ставлю рядом с желтым шаром — туда,
где он должен стоять в «симеричном радужном ряду».

Показываю следующую
цветовую композицию:
из-за синей, удвоенной полосы Земли встает
на фоне посветлевшего Неба оранжевое Светило
и отражается в столь же посветлевших Водах.

Синий цвет, Землю укрывавший, в лучах Солнца взошедшего
прояснился и стал… Каким?! Чисто-чисто ГОЛУБЫМ.
ГОЛУБЫМ стало Небо, очистившееся от тумана, а значит,
и от страшных призраков Ночи черной.
ГОЛУБЫМИ стали Воды, пережившие ужас ухода Ночи черной.
ГОЛУБЫМИ стали дали Земли, манящие отправиться туда —
за горизонт, где прячется Неведомое, Незнаемое,
для странников Необоримое.

Достаю ГОЛУБОЙ ШАР,
ставлю рядом с синим шаром — туда,
где он должен стоять в «симеричном радужном ряду».

Показываю следующую

цветную композицию

голубое Небо — голубые воды,

на первом плане синяя земля

что уходит, голубее,

в воздушную перспективу.

 

И вдруг!
Под воздействием лучей Солнца возник ЗЕЛЁНЫЙ ЦВЕТ.
Цвет ЖИЗНИ на Земле, благодатно-благодарственный.
ЗЕЛЁНЫЕ кроны дерев зашумели, приветствуя Новый День.
ЗЕЛЁНЫЕ травы зашелестели под ногами путников.
ЗЕЛЁНЫЕ стебли подняли к Небу головки цветов, чтобы
поблагодарить Солнце за Счастье подаренной Миру жизни.

Достаю ЗЕЛЁНЫЙ ШАР,
ставлю рядом с голубым шаром — туда,
где он должен стоять в «симеричном радужном ряду».

Показываю следующую
цветовую композицию:
дальний план тот же — голубое Небо, Воды,
дали Земли, Земля на переднем плане проработана —
стоят, в зеленом цвете прорисованные,
деревья, травы и цветы.

И вдруг!
Под воздействием лучей Солнца головки цветов открылись.
Вместе с ними ожил весь Мир: заиграл в многоцветьи,
зазвучал в многоголосье, затрепетал в многообразьи движений.
Земля стала дивно украшенной, ПРЕКРАСНОЙ — КРАСНОЙ, благодаря
СОЛНЫШКУ КРАСНОМУ — столь же ПРЕКРАСНОМУ. Ах, КРАСНЫЙ ЦВЕТ —
цвет КРАСОТЫ НЕСКАЗАННОЙ, на Счастье Миру данной…

Достаю КРАСНЫЙ ШАР,
ставлю туда, где он должен стоять,
чтобы завершить «симеричный радужный ряд».

Показываю следующую
цветовую композицию:
дальний план тот же — голубое Небо, Воды,
дали Земли; Земля на переднем -плане
украшена, расцвечена — ПРЕКРАСНА
как должно быть в момент Рождения Светлого Дня!

И вновь задумался человек..,
Как случилось, что Темная Ночь стала Светлым днем???

Черные шары за «спиной» радужного ряда убираю.
«Семицветье» дополняю ЧЕРНЫМ и БЕЛЫМ шарами.
Получается девять исходных цветов — светов.

Подумал-подумал человек над вопросом, так внезапно
возникшим в его голове… И понял!

ЖИЗНЬ ВОЗНИКАЕТ В РЕЗУЛЬТАТЕ БОРЬБЫ
СВЕТА И ТЬМЫ, ТЕПЛА И ХОЛОДА,
НАДЕЖДЫ И ОТЧАЯНИЯ, ВЕРЫ И СТРАХА…

ЖИЗНЬ ДРАГОЦЕННА:
В НЕЙ — РАДОСТЬ И ГОРЕ ЗЕМЛИ И НЕБА.

СМЕРТЬ — ЗАЛОГ РОЖДЕНИЯ НОВОГО:
И НОВОГО ДНЯ, И РЕБЕНКА,
И МОТЫЛЬКА, И ЦВЕТКА…

И вдруг, вновь задумался человек…
Куда делись холодные цвета при победе Света?
Исчезли насовсем, умерли?!
Пригляделся человек к окружающему Миру и убедился:
холодные цвета превратились в ТЕНЬ,
что появляется на той стороне, куда не попадают лучи Солнца.
У меня есть тень? Есть. А у тебя? А у дерева? А у камня?
Зачем нужны ТЕНИ? Чтобы люди никогда не забывали того,
о чем рассказало таинство Рождения Светлого Дня…

ОНИ НЕРАЗДЕЛЬНЫ —
СВЕТ И ТЬМА, ТЕПЛО И ХОЛОД,
ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ.
ЕДИНСТВО ЭТО —
ЗАКОН МИРОУСТРОЙСТВА.

ЖИЗНЬЮ НЕОБХОДИМО ДОРОЖИТЬ.
СМЕРТЬ НЕОБХОДИМО УВАЖАТЬ.
ДОРОЖИТЬ, УВАЖАТЬ ВСЕМ, КАЖДОМУ.

Как видите, в сказке-притче сделана попытка защитить детские души от страшного российского небрежения по отношению к челове­ческой жизни. В дальнейшем я никогда не упускаю этой возможности.

Сказка-притча длинна. Подлежит адаптации в зависимости от воз­раста детей. В работе с дошкольниками главным становится не рассказ, а «игра в семиричный радужный ряд», проиллюстрированная цвето­графическими композициями фантастическими.

На следующем занятии я прошу детей самих рассказать сказку о Рождении Светлого Дня, используя девять цветов. Они приходят в рисовальный класс и видят то, что станет правилом; на каждом столе их ждет композиция из девяти баночек гуаши. Вот такая…

Выполнение живописных фантазий
на тему «Рождение Светлого Дня»,
закрепляющую нравственно-эстетический опыт
постижения Законов жизни земной.

Первые фантазии я пишу сама. Сама же перевожу получившееся в слово, не без детского участия, конечно… Вот поток солнечного света золотого. Он пролился сквозь темную, фиолетовую, тучу обеща­нием счастья, радости, веселья… Вот ромашка, что загляделась на Сол­нце золотое, а Солнце, восхитившись красотой ромашки, подарило ей золотую сердцевинку. Ромашка растет на лугу, где среди цветов гуляют счастливые дети. Луг похож на Райский сад, каким была Земля когда- то. А может быть, он похож и на Летний сад, где есть корзины золо­тых цветов и где улыбаются людям звери. Вот детская потемневшая от загара мордочка с веснушками, с золотыми волосами и голубыми глаза­ми. Это — малыш, которому хорошо живется на свете, потому что его все любят и солнышко тоже.

Теперь фантазируйте вы — говорю я по завершении своей рабо­ты: фантазируйте, используя теплые и холодные цвета радуги, потом покажите нам и мы постараемся понять, что за мысль вы вложили в свое «сочинение без слов», рассказанное с помощью акварельных кра­сок, положенных на белый лист бумаги.

Дети предлагают «ужастики» на тему борьбы двух Вселенских начал, реже появляются просто грустные сюжеты, радостным и трога­тельным темам тоже отдается предпочтение.

Когда-нибудь, при случае, я возвращаюсь к теме, показывая кар­тины, что всегда имеют смыслы и значения, скрытые от поверхностно­го взгляда, но открытые сердцу и уму. Смыслы и значения изображен­ного выражаются с помощью очень многих живописных средств. Глав­ное из них — борьба Света и Тьмы (Тени). Свет — солнечный, золотой, теплый. Тень — холодная, темная. Свет и Тень борются в границах изображенного. Даже не зная содержания картины, можно понять ее смысл. Как? Увидев, на чьей стороне победа: Света и Тепла или Тьмы и Холода.

Не бойтесь сложностей: без подобных занятий
не построить «ГОРОДА-САДА» в детской душе.