Вторая тема — градоведческая: Не заблудитесь, в городе гуляя!

Вторая тема — градоведческая:
НЕ ЗАБЛУДИТЕСЬ, В ГОРОДЕ ГУЛЯЯ!

Введение в тему, очень длинное,
к воспитателям и учителям обращённое…

Цикд очередных занятий назван — «НЕ ЗАБЛУДИТЕСЬ, В ГОРО­ДЕ ГУЛЯЯ», Название отражает желание дать воспитателям и учителям, а через них, конечно же, и детям, тот «ключ», что позволит освоить такое явление, как Город. Очень сложное явление. Несопоставимое по пространственно-временным мерностям с человеком, особенно с ма­леньким. Освоить явление, что в привычно-обычном восприятии суще­ствует в виде бесконечной множественности, ничем изнутри не опреде­ленной. Город — сумма улиц и площадей с суммой зданий на них. Одно известно. Другое — нет. Все улицы, площади, зданий узнать нельзя: ни времени, ни памяти не хватит. Остается плутать в городе, выискивая, запоминая и забывая, что и где находится. Поиск-узнавание может быть весьма интересен. Более того, поиск-узнавание может превратить­ся в увлекательнейший процесс, если к нему присовокупить понимание, что такое Город в великой сущности своей.

В учебных пособиях по «Истории Санкт-Петербурга» распрост­ранено уподобление города человеческому организму. Сеть улиц стано­вится подобием «скелета». Непрерывность жилых зданий — подобием «плоти человеческого тела». Сады и парки — «легкими», которыми «дышит» город. Если соблюдать последовательность, подземные комму­никации, по-видимому, следует уподобить «кишечному тракту», с помо­щью которого…

Не знаю, как у вас, у меня параллели эти вызывают неприятные ощущения. Конечно, все можно снести во имя чего-то. Здесь чрезмер­ная натуралистичность уподобления не позволяет понять, что Город, действительно, ОРГАНИЧЕН по природе своей и неотрывен от того, что представляет собой человек, точнее — ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО…

Город ~ не мешанина разрозненного, отдельно-стоящего, сугубо-материального, косного, каменного, оштукатуренного.

Город ~ точнейший слепок со всего комплекса человеческих возможностей и потребностей, включая тончайшие движения человеческой души, проявляющиеся, прежде всего, в представлениях о Добре, Истине, Красоте, но…

Все представления эти свойственны не индивиду (хозяину дома, архитектору), а ОБЩЕСТВУ В ЦЕЛОМ.

Все они проявляются не в отвлеченных размышлениях, образах, а на уровне РЕАЛЬНОЙ МАТЕРИАЛИЗАЦИИ, соответственно РЕАЛЬНЫМ ВОЗМОЖНОСТЯМ ОБЩЕСТВА.

Давая названия сугубо градостроительным сюжетам, я использо­вала шутку “ «Что нам стоит дом или город построить: нарисуем — будем жить». Делала я это специально, чтобы, по контрасту с легко­мыслием заявления, зазвучала-загромыхала принадлежность Архитек­туры ко Второй Природе. Той Природе, что в целом подвластна зако­номерностям Вселенского Бытия, а в частности — закономерностям Общественного существования.

ГОРОД ИСКОНИ — ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ.
ГОРОДА ТАКОВЫ, КАКОВО ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА
О ДОЛЖНОМ СУЩЕСТВОВАНИИ.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ УСТРОЙСТВА ТАКОВЫ,
КАКОВЫ ВОЗВОДИМЫЕ ИМИ ГОРОДА.
ИХ СВЯЗЬ НАЗЫВАЕТСЯ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ.

Как все органичные системы, Город не может не быть ЖИВЫМ. Это природное свойства Города проявляется отчетливо даже для тех, кто видит лишь то, что лежит на поверхности… Город не сваливается с Неба в законченном виде. Город находится в непрерывном становлении.

В ЖИВУЮ СИСТЕМУ ГОРОД ПРЕВРАЩАЕТ ТО,
ЧТО ОН НЕПРЕРЫВНО ИЗМЕНЯЕТСЯ ВО ВРЕМЕНИ,
ЗАПЕЧАТЛЕВАЯ В СВОЕЙ ПЛАНИМЕТРИИ,
АРХИТЕКТУРНОЙ ТИПОЛОГИИ,
ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ОБРАЗНОСТИ
ВСЕ ПРИМЕТЫ КОНКРЕТНОГО ВРЕМЕНИ —
ОТ ОБЩИХ ИДЕЙ ДО МЕЛЬЧАЙШИХ ПОДРОБНОСТЕЙ БЫТА.

КАК ВСЕ РАЗВИВАЮЩЕЕСЯ В ПРОСТРАНСТВЕ-ВРЕМЕНИ
ГОРОД ЖИВЕТ,

ПОДЧИНЯЯСЬ СТРЕМЛЕНИЮ К СОВЕРШЕНСТВУ.

Да-да, Город — непрерывно изменяющаяся, живая, ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА,
при определенных условиях способная превратиться в АРХИТЕКТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННУЮ
ГАРМОНИЮ, где все, как в Петербургском историческом центре, дивно соотнесено,
соразмерено, соподчинено — Целостно.

Рассказ о Петербурге, в исторических границах которого столь очевидно присутствие
АРХИТЕКТУРНОЙ ГАРМОНИИ, не имеет права не отвечать на три вопроса:

  • как город достигает уровня АРХИТЕКТУРНОЙ ГАРМОНИИ;
  • по каким причинам город теряет подобное состояние;
  • что нужно делать, чтобы вернуть это высшее достояние высочайшего градостроительного искусства…

Хотите спросить — неужели о подобных вещах нужно рассказы­вать детям, не лучше ли посвятить в эти тонкости и сложности тех высокопоставленных лиц, от которых зависит судьба города и горо­жан? Отвечаю — именно об этом нужно рассказывать детям, потому что высокопоставленные лица, не постигнув сущности Города в отве­денном на то Природой возрасте, позднее ничего подобного не поймут и будут действовать вопреки Природе и города, и человека.

Возникает план очередных занятий, позволяющих приступить, в совместных усилиях с детьми, к формированию представления о ЖИ­ВОМ ГОРОДЕ — непрерывно изменяющемся в Пространстве-Времени во всех трех своих данностях: архитектурно-планиметрической, архитек­турно-типологической и архитектурно-художественной. Подчеркиваю…

На первом этапе своего долгого становления представление о ЖИВОМ ГОРОДЕ будет сущностным. Содержание оно наберет в дале­кой перспективе, когда, вступив на Четвертую ступень «взросления вместе с городом», дети смогут постичь полноту явления.

Действие первое…
Возобновление «зримого образа»
и «словесного портрета» ПРАГОРОДА.

Прагород мы уже построили. Все вместе. На листе — «строитель­ной площадке», и в пластилине. Просто называли его иначе. Он был ПЕРВЫМ ГОРОДОМ СЧАСТЬЯ, что возник во Тьме времен на пересе­чении четырех путей, которыми идут по жизни люди. Он был ХОРО­ШИМ ГОРОДОМ ИЗ СТРАНЫ ГОРОДОВ — «Гардарики» или Древней Руси.

Называли мы его иначе потому, что абстракция такого уровня, как «прагород», детям не может быть доступной. Даю определение для вас…

Пригород — что прототип, праоснова, прообраз…
Он — не конкретная реальность; не данность; не то, что есть.
Он ~ чистая сущность, стремящаяся воплотиться в реальности.

Прагород, прототип, праоснову, прообраз можно увидеть,
сняв воздействие конкретных обстоятельств на идею,
заключенную во всем том, что становится действительностью.

Прагород можно увидеть в реконструкции древних капищ — мест общения русичей с языческими богами-идолищами. Прагород можно увидеть в планировке древних городищ и городов, окольцованных ряда­ми городских валов. А увидев все это, можно восстановить идею, что стала и «Городом Счастья», и «Хорошим городом», и… «Небесным гра­дом», что «грядет вскоре». О третьем Граде даже вам я говорю намеком. Вот начнем изучать историю Петербурга, он выйдет на Свет, чтобы очень многое в судьбе Прекрасного града сделать явным.

Прагород просматривается в планиметрии Санкт-Петербурга,
ибо все в жизни имеет свою праоснову и прообраз.
Ничто не появляется само по себе, на пустом месте.
Все имеет «точку-почку» во временной глубине…

С детьми в отвлеченные рассуждения я не вступаю. Узко-специ­альной информацией детей не смущаю. С детьми мы сначала цветную схему прагорода рисуем, затем его «словесный портрет» повторяем. Рисуем все, а не только те, кто был избран «главным градостроителем» во время «пластилинового строительного бума». Нарисовав, разгляды­ваем слайды капищ, городищ, кремлей, планировок древних городов, фортификационных сооружений исторических городов. Разглядываем все то, в чем очевидно присутствие праистоков.

Действие второе, третье, четвертое…
Раскрытие исходного назначения ХРАМА.
Раскрытие исходного назначения ХОРОМ.
Раскрытие исходного назначения БАШЕН.

Чтобы понятными стали архитектурно-типологические измене­ния, происходящие в Городе, стоит выявить всю полноту функциональ­ного назначения, свойственного исходной триаде или трем «точкам- почкам», из которых в дальнейшем вырастет архитектурная типология зданий исторических и современных городов.

Поверьте, без представлений об Архитектурной типологии, пусть самых поверхностных, увидеть, ЧТО ТАКОЕ ГОРОД, невозможно. Распа­дается он, как целое. Я играю с детьми в Архитектурную типологию, не формулируя цели, заключенной в игре, потому что не стоит объяснять смысл, что не будет понят. Даю пояснения для вас…

Архитектурная типология — наука о зданиях.
Наука эта сводит результаты архитектурного творчества
к нескольким типам архитектурных объектов, например —
к жилым, общественным, производственным зданиям и прочим.
Тип здания устанавливается по «функциональному назначению».

Выражение, взятое в кавычки, тоже относится к определенному типу — «маслу масляному». Его бы убрать, выражение это, да вот беда, оно столь привычно для профессионального уха, что и горожанам за­помнилось. Как бы то ни было…

Каждый тип зданий имеет свой «прототип».
Прототип — не дом, что построен кем-то, там-то и тогда-то.
Прототип — то общее (типичное), что свойственно
всем зданиям определенного функционального назначения.

Прототипы — чистая сущность, стремящаяся воплотиться в
реальности конкретного Пространства — Времени.
Чистые сущности эти, или прототипы, можно увидеть, сняв
воздействие конкретных обстоятельств на идею, заключенную
во всем том, что становится действительностью.

Исходные архитектурные прототипы —
ХРАМ, ХОРОМЫ, БАШНИ ОХРАННЫЕ.

Их численность свидетельствует о правильности определения
исходного типологического ряда.
Число три, символизирует действенность, значит, из подобного
ряда не может не развернуться во всей полноте и целостности
архитектурная типология исторических, а затем и современных городов.

Не бойтесь, с детьми в отвлеченные рассуждения я не вступаю. Узко-специальной информацией детей не смущаю. В тайны прототипов, конечно же, не посвящаю. С детьми мы цветные фасады трех домов рисуем — ХРАМА, ХОРОМ, ОХРАННЫХ БАШЕН. Рисуем, вдохновляясь иллюстрациями к русским народным сказкам, в которых не счесть мно­гоглавых храмов и многоцветных хором за белыми стенами с шатровы­ми башнями. Я рисую цветными мелками на доске. Дети — фломастера­ми или цветными карандашами на белом листе.

Нарисовав, что нужно, мы начинаем пространно рассуждать о каждом из домов. Поговорить, действительно, есть о чем. Главный воп­рос — что происходит в трех «точках-почках», из чего в дальнейшем вырастет столько зданий, что на огромный Город не мало будет? Для вас привожу сущностные определения архитектурных прототипов…

ГОРОД — выгороженное пространство, замкнутый стенами круг.
ХРАМ — точка в центре круга, регулирующая взаимоотношения
горожан с Высшими силами: Небом, Богом, Миром.

ХОРОМЫ — полифункциональные хозяйства, что обеспечивают
счастливое проживание многодетных, многопоколенных семей,
составляющих население Города.

БАШНИ — точки на границе между Городом и Не-Городом,
регулирующие взаимоотношения между противоположностями:
«своими» — входящими в круг горожан, и «чужими» — к этому
кругу не принадлежащими.

Город объединяет, разделяет, охраняет, отстраняет, не пускает,
затворяет, определяет, дарует, отнимает…

Даже очень маленькие дети обнаруживают цепкую сумбурность своей исторической памяти, впрок складирующей самые различные све­дения обо всем. Если задать должный темп, обсуждения, что такое Храм, Хоромы, Башни, будут проходить очень бурно. Еще бы, такая замечательная возможность выговориться, вытряхнув из себя все, что накопилось в кладовых памяти. Роль воспитателя, учителя в подобном действе очень весома. Она позволяет навести некоторый порядок в детской голове. Или хотя бы показать, как это можно сделать.

Действие пятое…
«Проращивание» из трех «точек-почек»
ТИПИЧНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ГОРОДА.

Смысл очередного действия — определение архитектурной типо­логии и архитектурной планиметрии, свойственных историческим горо­дам. Способ определения — «проращивание» функционального назначе­ния, заключенного в трех «точках-почках» (Храме, Хоромах, Башнях). «Формула проращивания»: сначала было так, потом, как мы знаем, стало этак. Сначала все и вся происходило в одном типе зданий («про­тотипе»). Потом потребовась нескольких типов зданий, там как…

ВСЕ И ВСЯ, ЧТО ОДНАЖДЫ ПОЯВИЛОСЬ НА ЗЕМЛЕ,
СТРЕМИТСЯ К СОВЕРШЕНСТВУ.

ПУТЬ ДОСТИЖЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВА —
РАЗВИТИЕ ПРИРОДОЙ ЗАЛОЖЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ.

БУДЬ ТО ЧЕЛОВЕК, ИДЕЯ
ИЛИ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ-МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ.

Местоположение новых зданий, очень условно, я отмечаю на схеме, в которой город-прототип находится в центре пересечения двух координат, а исторический город вырастает вокруг него, расходясь от центра концентрическими кругами.

Очевидно, что какие-то здания не могут находиться среди тех, что обеспечивают «эстетические и комфортные условия» проживания горожан или, как говорили в XVIII веке, их склонность к «изящной жизни». Подобные здания, как это и было свойственно для историчес­ких городов, я выношу на окраину Города — в «утилитарную зону», от Центра подальше. Внимание…

Допустив, в целях познания, появление Пространства, для кото­рого эстетика не нужна, дети «самостоятельно» получают то, что стало планиметрией типично-исторического города, ОКОЛЬЦОВАННО-УДУШЕН- НОГО фабричными окраинами, рабочими жилыми кварталами, желез­нодорожной сетью, ремонтно-складскими территориями…

Поступая, казалось бы, логичным образом, мы погружаемся
в самую болевую проблему исторических городов —
ОБОРАЧИВАНИЯ ГОРОДА-САДА ГОРОДОМ-АДОМ.

А всего-то, одно единственное допущение,
согласно которому утилитарное — не эстетическое, и…
Черта дозволенного перейдена:
Пространство разделено на две враждебные части —
ЭСТЕТИКИ и АНТИЭСТЕТИКИ, губительной для Целого.
АНТИЭСТЕТИКА безнравственна и властолюбива —
возникнув, она постарается воцариться везде…

Не бойтесь, с детьми в подобные рассуждения я не вступаю. Узко-специальной информацией детей не смущаю. В трагедию непре­менного оборачивания лучшего худшим, конечно же, не посвящаю. С детьми мы цветные кружочки рисуем, заполняя круги вокруг Центра всем тем, во что превратилась исходная триада зданий — ХРАМ, ХОРО­МЫ, ОХРАННЫЕ БАШНИ. Я рисую цветными мелками на доске. Дети — фломастерами или цветными карандашами на белом листе. Сначала город становится красивым-красивым цветком трехцветным. Потом по­является черное кольцо, цветок удушающее, чтобы… Что-то очень важное понять в том самом возрасте, когда детское сердце так отзывчиво, а эмоциональная память весьма активна.

Действие шестое…
Поиск выхода из болевых проблем исторического города —
рождение идеи ТИПИЧНО-СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА.

Я не была уверена, что нагнетание негатива позволит детям так легко и быстро найти выход из создавшегося положения. Проработав всю последовательность действий, я убедилась: режиссура занятий бе­зукоризненна. На вопрос — «Что делать?!», дети отвечают, мгновенно: «ВЗОРВАТЬ КОЛЬЦО!». После этого мне остается, сняв с детского предложения агрессивную окраску, нарисовать «звездчатую систему» современного города со «спальными районами», уходящими в окружаю­щие город леса. Все начистоту рассказываю для вас…

Я уверена, чтобы избежать многих душевных травм,
детям из «исторического центра» и из «спальных
районов» необходимо, в обязательном порядке и как
можно раньше, пережить рождение и понять содержание
идеи выноса «селитебных территорий» за черту
исторического города.

Горожане вынуждены жить за чертой по трем причинам…
Непременно наступает такой момент, когда развиваться,
расширяясь, город больше не может: мешает «кольцо».
Уплотнять застройку в существующих границах город тоже
долго не может — это равнозначно гибели на «аршине
пространства» в нищете «дворов-колодцев», куда не
попадает свет Солнца.
Остановиться на достигнутом город тоже не может:
ЖИЗНЬ вне развития — СМЕРТЬ.

Современный город со «спальными районами» — этап,
продлевающий жизнь городов.
Главные недостатки современных городов — не в идее…

Так безликие дома-мастадонты советского времени рождены
не «звездчатой идеей», а действием закона «мини-макса»:
минимум возможностей, зато всем поровну и навсегда.
Это — имперский принцип, свидетельствующий, что советские
города, создавались не для человека, а для «народных масс»,
имеющих такую-то численность.

Следствие: появление вандализма, пустырей, разрыв духовных
связей с историческим центром.

Безликость городов, уравниловка, определяющий жизнь горожан,
не имеющих надежды что-либо изменить, в чем-то свое личное
начало проявить не могли не породить вандализма.
А он, в свою очередь, не мог остановиться на малом.
Вандализм должен был превратиться в последовательное уничтожение
всех духовных ценностей.

Превращение микрорайонных и районных садов в пустыри — следствие
потребительского отношения к жизни, последовательно воспитываемого
той же советской идеологией: Мне все должно дать государство,
счастье, прежде всего.

Разрыв связей новостроек со старым городом —
следствие «бездуховной оседлости», которой ничего не нужно,
а потому затруднительно все…
Петербуржцу должна принадлежать культура всего Мира, а ему
не добраться до Центра города…

Что делать? Выкорчевывать «сорняки» из души.
И как можно раньше, пока не загублен Сад в детской душе.
Уже на генетическом уровне.

Действие седьмое…
Фантазии на темы ГОРОДА СЧАСТЬЯ,
что непременно будет построен на Земле,
потому что…

После показа очередного «Полета над Невой», где видны «дворы- колодцы» центральной части города и огромные проспекты, по кото­рым маршируют дома-мастадонты, я предлагаю детям сочинить свой ГОРОД СЧАСТЬЯ. Можно в слове. Можно, рисуя. Все можно, потому что задача уже решена: сердце заставит ум трудиться, ум не позволит сердцу злобиться на то, в чем человек виноват только сам.

Не жалейте ни своих, ни детских усилий на «оживление» — подлинное очеловечивание Города: чуда и чудовища, изменившего жизнь человеческого рода, став Второй Природой, в которой обречен жить человек, борясь с самим собой.
Не жалейте усилий. «Лиха беда — начало».
К благородной цели идти — Счастье. Вперед…